02/08/15
Василий Маргелов: «отец ВДВ»

В День ВДВ вспоминаем Василия Маргелова, «дядю Васю».  Благодаря ему, воздушно-десантные дивизии превратились в элитные войска, способные за ночь «перекроить» карту Европы.

Первые успехи

Василий Филиппович Маргелов был призван в Красную Армию в 1928 году. Еще до начала Второй мировой он проявил себя во время Польского похода, советско-финской войне. Но, пожалуй, именно во время Великой Отечественной войны он показал себя гениальным военачальником. Чего стоит одна сдача без боя «советскому Скорцени» (как называли его немцы) дивизий танкового корпуса СС «Мертвая голова» и «Великая Германия» 12 мая 1945, которые было приказано не допустить в зону ответственности американцев. Загнанный в угол враг способен на многое – терять уже нечего. Для эсесовцев расплата за злодеяния была неминуема, неизбежны были и новые жертвы. А приказ стоял четкий – пленить или уничтожить.

Маргелов пошел на решительный шаг. С группой офицеров, вооруженных пулеметами и гранатами, комдив в сопровождении батареи 57-мм пушек на своем «виллисе» прибыл к штабу группировки. Приказав комбату установить орудия прямой наводкой на штаб врага и стрелять, если не вернется через десять минут.

Маргелов предъявил немцам ультиматум: Либо они сдаются и им сохраняют жизнь, либо полное уничтожение с использованием всех огневых средств дивизии: «к 4.00 утра — фронт на восток. Легкое вооружение: автоматы, пулеметы, винтовки — в штабеля, боеприпасы — рядом. Вторая линия — боевая техника, орудия и минометы — жерлами вниз. Солдаты и офицеры — строем на запад». Время на раздумья – всего лишь несколько минут: «пока догорает его сигарета». Нервы немцев дали трещину первыми. Картина капитуляции эсесовцев была потрясающей. Точный подсчет трофеев показал следующие цифры: 2 генерала, 806 офицеров, 31 258 унтер-офицеров, 77 танков и САУ, 5847 грузовых машин, 493 грузовых, 46 минометов, 120 пушек, 16 паровозов, 397 вагонов. За этот военный подвиг, на параде Победы Маргелову доверили командовать сводным полком 2-го Украинского фронта.

«Вряд ли домой вернешься»


В 1950 году, уже будучи былым воякой, Маргелов принял командование дальневосточным особым корпусом ВДВ. В то время десантные войска не пользовались большой популярностью. Их сравнивали со штрафниками, а саму аббревиатуру расшифровывали: «Вряд ли домой вернешься». Невозможно поверить, но уже через несколько месяцев ВДВ стал лучшей частью сухопутных войск.

Впоследствии примитивное оборудование, пополнилось автоматом Калашникова со специальным откидным прикладом, чтобы тот не мешал раскрытию парашюта, облегченной алюминиевой броней, противотанковым гранатометом РПГ-16, платформами «Кентавр» для десантирования людей в боевых машинах. А фаталистичное название было заменено в 70-х на «Войска дяди Васи», как называли себя сами бойцы ВДВ, подчеркивая особую теплоту чувств к своему командующему.

Показательным результатом реформ ВДВ Маргелова, в частности, является то, что в вопросах десантирования нашей «крылатой гвардии» в 90-е годы не мог составить конкуренцию даже хваленный американский «полк дьявола» - 82-я воздушно-десантная дивизия США. На показательных выступлениях ее солдат в 1991 году, где присутствовал министра обороны СССР Маршала Советского Союза Д. Т. Язов, чуть ли не половина десантников получили тяжелые травмы и увечья, а боевые машины, после «мягкой посадки» больше не двинулись с места.

Первый прыжок

11742
Во время подготовки десантников, Маргелов уделял особое внимания прыжкам с парашютом. Сам он впервые оказался под куполом лишь в 1948 году, уже в звании генерала: «До 40 лет я смутно представлял, что такое парашют, мне и во сне прыжки не снились. Получилось это само по себе, а точнее, как положено в армии, по приказу. Я человек военный, если нужно, готов хоть к черту в зубы. Вот так и пришлось, уже будучи генералом, совершить первый прыжок с парашютом. Впечатление, скажу вам, ни с чем не сравнимое».

В 1960-х годах, после первого полета в космос Юрия Гагарина и его приземления на парашюте в результате неисправности корабля во время посадки, Маргелову и его крылатой гвардии открылась дорога к невероятным воздушным экспериментам. Советские парашютисты ставили абсолютные рекорды: прыжки из стратосферы с высоты 23 км с немедленным раскрытием парашюта, приземления на горы Кавказа и Памира.

Сам Василий Маргелов однажды сказал: "Тот, кто ни разу в жизни не покидал самолет, откуда города и села кажутся игрушечными, кто ни разу не испытывал радости и страха свободного падения, свист в ушах, струю ветра, бьющего в грудь, тот никогда не поймет чести и гордости десантника". Сам он впоследствии, несмотря на уже немолодые года, совершил около 60 прыжков, последний в возрасте 65 лет.

Тельняшки


В 1968 году, уже после занятия Чехословакии, Маргелову удалось убедить министра обороны Маршала Гречко, что у крылатой гвардии должны быть тельняшки и береты. Еще до этого он подчеркивал, что воздушные-десантники должны перенять традиции «старшего брата» – морской пехоты и с честью их продолжать. «Для этого я и ввел десантникам тельняшки. Только полоски на них под цвет неба – голубые…».

Когда на военном совете под председательством министра обороны, Адмирал Флота Советского Союза, Сергей Горшков выступил против, заявив, что десантники «крадут» тельняшки у моряков, Василий Филиппович резко ему возразил: «Я сам в морской пехоте воевал и знаю, что заслуживают десантники и что – моряки!». А воевал он со своей «морпехотой» лихо – в наступательных боях нередко дрался в первых рядах, поднимая, таким образом, боевой дух своих солдат. За ожесточенные бои фашисты прозвали морских пехотинцев СССР «полосатой смертью».

30 минут решают все


Во время чехословацкого кризиса в 1968 году, еще в период подготовки операции «Дунай», 7-я и 103-я гвардейские дивизии ВДВ были полностью мобилизованы и готовые в любую минуту десантироваться на территорию Чехословакии. Когда 18 августа 1968 года на заседании Политбюро ЦК КПСС было наконец-то принято решение о вводе войск. С высшими партийными и правительственными инстанциями Чехословакии его не согласовывали. Поэтому командующему ВДВ была предоставлена полная свобода действий.

На всю операцию по захвату аэродромов, на взятие под охрану взлетной полосы и налаживание аппаратуры взлета и посадки было потрачено 30 минут. Впоследствии, во время своего доклада министру обороны СССР, Маргелов отмечал: «Когда десантники ворвались в здание Академии Запотоцкого, офицеры Чехословацкой народной армии сидели над картами и наносили положение наших войск, перешедших границу. Приход их в Брно ожидали в середине дня».