29/04/15
Как Кубань стала частью России

До 1930-х годов украинский язык был официальным на Кубани наряду с русским, а многие кубанские казаки считали себя этническими украинцами. Это дало повод современной Украине считать эту территорию исторически своей, несправедливо отданной России.

Кубанское казачье войско

Как же появилось Кубанское казачье войско? Его история начинается в 1696 году, когда донской казачий Хоперский полк принял участие во взятии Азова Петром I. Позже, в 1708 году, во время Булавинского восстания, хопёрцы переселились на Кубань, дав начало новому казачьему сообществу.

Новый этап в истории кубанского казачества начался в конце XVIII века, когда после русско-турецких войн 1768-1774 и 1787-1791 годов российская граница придвинулась к Северному Кавказу, а Северное Причерноморье стало целиком российским. Отпала необходимость в Запорожском казачьем войске, но казаки требовались для укрепления кавказских границ.

В 1792 году запорожцы были переселены на Кубань, получив земли в войсковую собственность.

Так образовалось Черноморское казачество. На юго-востоке от него было расположено Кавказское линейное казачье войско, сформированное из донских казаков. В 1864 году они были объединены в Кубанское казачье войско.

Таким образом, Кубанское казачество оказалось этнически двусоставным — русско-украинским. Правда,

до начала XX века в казачьей среде преобладало скорее сословное сознание, нежели этническое.

Перемены дали о себе знать уже в конце XIX века, когда наметилось два совершенно новых «тренда». С одной стороны, военное министерство Российской империи начало задумываться о ликвидации казачьего сословия – в условиях начала XX века конница уходила на второй план. С другой, в казачьей среде росло число лиц, не связанных с военной службой, а занятых интеллигентным трудом. Именно в их среде зародилась идея «казачьей нации». Ее развитие ускорила связь черноморцев с украинским национальным движением.

Хрупкий нейтралитет был уничтожен Октябрьской революцией, которую кубанское правительство не признало. советского Декрета о земле, Кубанская Рада объявила об образовании независимой Кубанской Народной Республики. Оговаривалось, что республика входила в состав России на федеральных правах, но о какой России шла речь? Было не ясно.

Ни белым ни красным

Новая Республика была конституционной. Основным ее законодательным органом стала Краевая Рада, но постоянно действовала избираемая из её состава Законодательная Рада, осуществлявшая текущее законодательство. Краевая Рада избирала Головного атамана (главу исполнительной власти), а атаман назначал правительство, ответственное перед Законодательной Радой. В работу новых учреждений включились кубанские интеллигенты — педагоги, юристы, сотрудники транспортных служб, врачи.

В марте 1918 году Кубанской Раде и правительству пришлось покинуть Екатеринодар. Правительственный обоз соединился с Добровольской армией Лавра Георгевича Корнилова, который вскоре погиб и его место занял генерал Антон Иванович Деникин. Поскольку у кубанского правительства не было собственной армии, было заключено соглашение, согласно которому Добровольческая армия признавала полномочия кубанских органов власти, а Кубань соглашалась на военное лидерство добровольцев. Соглашение было заключено, когда обе силы не имели никакой фактической власти, и им нечего было делить.

Ситуация изменилась осенью 1918 года, когда Добровольческая армия смогла занять большую часть Кубанской области и некоторые территории в Ставрополье. Встал вопрос об организации власти. В первую очередь он касался взаимоотношений Добровольческой армии и Кубани, поскольку область была важнейшим тылом для войск Деникина. В самой армии кубанцы составляли до 70% личного состава.

И здесь начался конфликт между добровольцами и Кубанской Радой о соотношении полномочий. Конфликт шел по двум линиям. Во-первых, он носил политико-правовой характер.

Кубанские политики ассоциировали деникинскую армию со старой, царской Россией и присущей ей централизмом.

Сказывалась традиционная взаимная неприязнь между военными и интеллигентами. Во-вторых, представители черноморского казачества видели в Добровольческой армии источник национального угнетения. В армии Деникина, действительно, отношение к Украине было негативным.

Неудавшийся проект Деникина

В итоге, любая попытка А.И. Деникина распространить свою власть на территорию Кубани воспринималась как реакционная. Это приходилось учитывать юристам, отвечавшим за соглашение между «союзниками поневоле». Как писал один из них, Константин Николаевич Соколов:

"было трудно добиться от Кубани делегирования Деникину части полномочий".

На протяжении 1918-1919 годов организовывалось несколько заседаний комиссий, призванных урегулировать устройство белого Юга.

Но дебаты каждый раз заходили в тупик. Если деникинские юристы стояли за диктаторскую власть, единоначалие в армии и общее гражданство, то кубанцы требовали сохранить парламентаризм, сформировать отдельную Кубанскую армию и оградить привилегии кубанских граждан.

Опасения кубанских политиков были справедливы: в добровольческой среде с раздражением относились к парламентской демократии и украинскому языку, который использовался в Раде наряду с русским. К тому же, условия гражданской войны требовали от Деникина и его окружения концентрации власти и ресурсов в своих руках. Сосуществование нескольких, пусть и объединённых борьбой с Москвой, государственных образований усложняло принятие и реализацию любого решения.

В итоге соглашение было достигнуто, когда было уже поздно. В январе 1920 года было создано «Южно-русское правительство», во главе с Деникиным, Советом Министров, Законодательной палатой и автономией казачьих войск. Но фронт в тот момент был уже развален, белые армии отступали к Черному морю. Весной этого же года пал Екатеринодар, и кубанская государственность была фактически ликвидирована.

В составе РСФСР

Советская власть передала Кубань РСФСР, образовав Кубано-Черноморскую область.

Советские власти пошли навстречу казакам: первые 12 лет советские органы на Кубани использовали украинский язык наравне с русским.

На нем обучали, проводили исследования, делопроизводство, выпускали прессу. Ничем хорошим, правда, это не закончилось – началась настоящая путаница, поскольку местные жители говорить то на нем говорили, а литературным владели немногие. В итоге началась нехватка кадров. В 1924 году Кубань вошла в состав Северо-Кавказского края, в котором были также Дон и Ставрополье, что способствовало дальнейшей русификации. Уже в 1932 году украинский язык в этих местах потерял статус официального.

Таким образом, Кубань за первую четверть ХХ в. прошла трудную эволюцию от области Российской империи с особым статусом казачьего сословия к субъекту РСФСР, минуя специфические периоды казачьей государственности и эксперимента украинского национально-культурного самоопределения в рамках советского общества.