03/10/16
Куда делись деньги Николая II

Сколько денег было у царской семьи? Оценки разнятся: от такой, что Романовы были богатейшими людьми своего времени до такой, что им приходилось экономить. В любом случае интересно, куда подевались деньги царской семьи после революции.

Самый богатый святой

В 2012 году американский портал Сelebrity Net Worth составил рейтинг двадцати пяти самых богатых людей тысячелетия. В этом рейтинге Николай II оказался на пятом месте в общем списке. Его состояние Сelebrity Net Worth оценил в 300 миллиардов долларов (в пересчете на современные деньги). Так как царская семья была канонизирована, то Николай II в рейтинге значится как «самый богатый святой».
Сразу оговоримся, американский портал не приводит каких-либо документов, подтверждающих капитал Николая II в 900 миллионов долларов (до пересчета). Поэтому проверим цифры сами.

Поиски компромата

После февральской революции одной из первейших задач Временного правительства стала дискредитация царской семьи. Необходимо было рассказать народу о том, как вольготна и роскошна была жизнь царя и его семьи, какие басноловные капиталы лежат на их заграничных счетах.

За дело взялся первый глава Временного правительства князь Георгий Львов. Чиновники Кабинета были в своем большинстве лояльны новой власти, поэтому искать долго не пришлось. В 1920 году, во время допроса по делу о расстреле царской семьи, который вел следователь по особо важным делам при Омском окружном суде Николай Соколов, князь Львов вспоминал: «Разрешался также вопрос о средствах, принадлежавших Царской Семье. Семья, конечно, должна была жить на свои личные средства. Правительство должно было нести лишь те расходы, которые вызывались его собственными мероприятиями по адресу Семьи. Их личные средства были выяснены. Они оказались небольшими.

В одном из заграничных банков, считая все средства Семьи, оказалось 14 миллионов рублей. Больше ничего у Них не было».

В книге историка Игоря Зимина «Царские деньги. Доходы и расходы семьи Романовых» дается следующий расклад:1 мая 1917 года у царской семьи было:  в процентных бумагах – 12 110 600 рублей; на текущих счетах – 358 128 рублей 27 копеек, наличными — 3083 руб. 42 копеек. Общая сумма: 12 471 811 рублей 69 копеек. По курсу доллара того времени (1/11) — 1,13 миллионов долларов.

Аноним сообщает

В августе 1917 года в Петрограде вышла книга анонимного автора «Падение Романовых». Личность анонима не установлена, но очевидно, что он был близок к комиссару Временного правительства Головину, который был ответственен за прояснение сведений о капиталах царской семьи.

В этой книге указаны следующие цифры личных средств августейшей семьи: Николай II – 908 000 руб.; Александра Федоровна – 1 006 400 руб.; Цесаревич – 1 425 700 руб.; Великая княжна Ольга Николаевна – 3 185 500 руб.: Великая княжна Татьяна Николаевна – 2 118 500 руб.; Великая княжна Мария Николаевна – 1 854 430 руб.; Великая княжна Анастасия Николаевна – 1 612 500 руб. Итого: 12 111 030 рублей.

Как можно видеть, никаких миллионов долларов не было у царской семьи и по этим подсчетам, хотя автор «Падения Романовых» также писал о таинственных счетах в зарубежных банках. Что же это за счета?

Счета в заграничных банках

Были ли у царской семьи счета в заграничных банках? Ответ на этот вопрос лучше искать в трудах исследователей, а не на американских сайтах с сомнительными источниками данных.

Самое серьезное исследование на эту тему провел британский историк и финансист Сити Уильям Кларк, автор бестселлера «Потерянные сокровища царей».

Он выяснил, что крупные суммы семья Александра III хранила в Bank of England. Вступивший на престол в 1894 году Николай Александрович решил закрыть заграничные счета по понятной причине: страна в то время была вынуждена прибегать к зарубежным заимствованиям, из-за чего складывалась достаточно абсурдная ситуация: царь давал Российской империи деньги под солидный процент. В то время закрытие счета и перевод средств было непростым делом, поэтому процесс растянулся на целых шесть лет.

Историк Олег Будницкий, занимавшийся поисками информации о царских счетах в заграничных банках, в одном из английских архивов нашел папку с говорящим названием «О заграничных имуществах покойного императора». В ней были рассказы по данной теме лиц, имевших непосредственное отношение к финансам Российской империи.

Князь Сергей Гагарин, который работал в министерстве Двора рассказывал: «Во время бывших в России в 1905-1906 годах беспорядков по распоряжению министра императорского двора были переведены за границу принадлежавшие августейшим детям государя императора суммы в размере, кажется, около 4-4,5 миллиона рублей. Средства эти образовались путем накопления отпускавшихся, согласно основным законам, ассигнований на содержание детей царствующего императора. Деньги эти были помещены на хранение в банкирский дом Мендельсона в Берлине».

Гагарин, таким образом, прямо говорит о том, что в 1905 году Николай II перевел за границу средства, предназначавшиеся детям.

О счетах в немецком банке Мендельсона писал и один из распорядителей средств русской эмиграции, атташе в США Угет: «Насколько мне известно, лишь у Мендельсонов в Берлине остались небольшие вклады русскими процентными бумагами, сделанные государыней на имя каждого из ее детей. Если не ошибаюсь, нарицательная сумма каждого из вкладов составляла 250 000 рублей».

"Анастасия" и комиссия

Вопрос о зарубежных счетах Николая II вынужденно был поднят уже в 20-е годы, в связи с появлением в Германии первой «Анастасии», которая заговорила о якобы причитающихся ей деньгах.

Русскую эмиграцию взбудоражило это «воскрешение». В Европе находилось много бывших чиновников и приближенных августейшей семьи. В конце концов было решено созвать комиссию и раз и навсегда прийти к согласию по щепетильному вопросу.

Такая комиссия была собрана 26 февраля 1929 года. Вердикт её был однозначен: «Государь император и его августейшая семья никаких имуществ за границей не имели, кроме небольших капиталов дочерей государя, около одного миллиона марок на каждую, в банке Мендельсона в Берлине».

Бывший советник министра иностранных дел Борис Нольде подчеркнул, что в связи с Первой мировой войной «суммы эти были секвестрированы и затем, невостребованные, подверглись, вероятно, всем последствиям инфляции и превратились в ничто».

В марте 1930-го протокол этого совещания был опубликован в парижской газете «Возрождение».

 Наследники

В 1934 году суд Центрального района Берлина признал и наследников царских денег. Ими стали великие княгини Ксения и Ольга, графиня Брасова, и родственники покойных княжон по линии императрицы Александры Федоровны.

Как и говорил Борис Нольде, инфляция обесценила вклады. Суд выдал официальные бумаги на право наследства только через четыре года после определения наследников, в 1938 году. Сумма оказалась действительно смехотворной: меньше 25 тысяч фунтов стерлингов. Разделенные между всеми наследниками, эти средства не представляли почти ничего. Великая княгиня Ксения Александровна даже не стала забирать причитавшуюся ей долю.