26/01/16
Петр Столыпин. Последний рыцарь Империи

В сентябре 1909 года Столыпин дал интервью редактору саратовской газеты «Волга». Интервью завершалось фразой, которая вошла в число крылатых выражений Столыпина: «Дайте государству двадцать лет покоя внутреннего и внешнего, и вы не узнаете нынешней России».

Он считал это главным условием в деле преобразования страны. И он будет повторять как заклинание: «Дайте двадцать лет покоя».
Остаётся выяснить, к кому он обращался с этим страстным призывом? Конечно же, к русскому обществу, к Государственной думе. К кому же ещё?
Нет, не только. И это очень важное обстоятельство. Как реформатор Столыпин боролся уже на два фронта. По-прежнему – с радикализмом русского общества (и на этом фронте, как мы видели, у премьера были явные успехи).

Однако к началу 1909 года против Столыпина и его реформ был открыт второй фронт. Не менее тяжёлый.

На этом фронта надо было сражаться с реакционным недомыслием политической элиты. С крайне правыми монархистами старой закалки, которых было немало в той же Думе. Но особенно сильны были их позиции при дворе и в Государственном совет. Не чуждаясь интриг, провокаций и обструкций они, так сказать, заходили с тыла, стремясь во что бы то ни стало «раскрыть государю глаза» и вбить клин между Николаем II и премьером.

Сам Николай II уже весной 1911 года вполне готов был расстаться со Столыпиным. Тем более что премьер очень не устраивал императрицу Александру Фёдоровну.

Однако мать Николая, Мария Фёдоровна выступала категорически против подобного развития событий. Она считала, что только Столыпин может спасти Россию.
По этому поводу Николай II имел с матерью бурное объяснение. Очевидно, ему пришлось услышать тогда очень резкие и неприятные слова. От Марии Фёдоровны Николай вышел в слезах.
Столыпин сохранил тогда пост премьера. Но в его положении в принципе ничего не изменилось. А если изменилось, то только в худшую сторону. Вмешательство вдовствующей императрицы лишь отсрочило развязку и крушение Столыпина. Его отставка была делом ближайших месяцев.

В высших сферах Столыпина считали уже политическим трупом. Однако ситуация, я полагаю, была гораздо серьёзнее и трагичнее. Политическим трупом была русская монархия.

Столыпин был её последним рыцарем, последним истинным защитником. Он боролся за её жизнь до конца. И погиб.
Это более чем символично. Столыпин не ушёл в отставку, он был смертельно ранен террористом на глазах у государя 1 сентября 1911 года. Столыпин знал, чувствовал, что Николай II давно отрёкся от него. Но там, в Киевском театре, смертельно раненый Столыпин собрал последние силы, повернулся к царской ложе и перекрестил государя.


3 февраля в 19:30 историк и телеведущий Феликс Разумовский прочитает лекцию «Спаситель империи или Победы и поражения Петра Столыпина»
Узнать подробности лекции и заказать билеты можно по здесь