22/09/16
Убийство Сергея Кирова: что нужно знать

1 декабря 1934 года в Смольном был убит глава Ленинградского парткома ВКП(б) Сергей Киров. Известен и убийца - Леонид Николаев, но по сей день о мотивах и обстоятельствах этого убийства спорят историки.

Убийство

В тот день Киров не собирался в Смольный. Но около 4-х часов дня позвонил в гараж. В 16.00 дом покинул. В машину не сел. Прогулялся. У моста Равенства попросил шофера отвезти в Обком. Где-то в 16.35. уже вышел из кабинета в коридор. Его охранник Борисов чуть отстал. Николаев увидел Кирова и двинулся за ним. Коридор был почти пустым. У второго секретаря Чадова совещались. Киров уже подходил к дверям его кабинета, когда Николаев выхватил револьвер и трижды выстрелил ему в затылок. Киров упал. В 16.37. участники совещания услышали выстрелы.
Николаев попытался покончить с собой, но чинивший проводку электромонтер Платич, бросил ему в лицо отвертку, рука дрогнула, пуля попала в стену. Убийца крикнул: «Я отомстил!» и потерял сознание.
Так началось «дело Николаева» и появились три версии убийства Кирова.

 «Троцкистский заговор»

Сталин 2 декабря лично допросил Николаева. Тот заявил: «Я стрелял не в него, я стрелял в партию!» Сохранился рапорт сотрудника НКВД, охранявшего Николаева в камере, согласно которому он несколько раз произнес: «Сталин обещал мне жизнь, если я выдам соучастников. Нет у меня соучастников». После 6-го декабря они появились. А 18-го в передовице «Ленинградской правды» Григорий Зиновьев и Лев Каменев уже названы «фашистским отребьем».
«Тов. Сталин, как сейчас помню, вызвал меня и говорит: «Ищите убийц среди зиновьевцев». (Из воспоминаний Н.И.Ежова)
Николаев проходил с ними по одному процессу. Есть свидетельство конвоира о том, что на суде он заявил об оговоре на дознании подследственных, а услышав приговор, выкрикнул: «Обманули!». В чем? Ему обещали 3-4 года лагерей.
В архивах ЦА ФСБ хранятся судебные документы под грифом «Совершенно секретно»: «Москва, народному комиссару внутренних дел СССР - т. Ягода. Сегодня, 29-го декабря 1934 года, в 5.45. выездной сессией военной коллегии Верховного суда СССР за организацию и осуществление убийства тов. Кирова приговорены к расстрелу…» Первой идет фамилия – «Николаев». Уже в 6.45. 14-ть заговорщиков были расстреляны. Под документом подпись – «Зам. народного комиссара внутренних дел Союза СССР – Агранов».
«Все мы тогда настолько слепо верили Сталину, и так велика была сила пропаганды, систематически трубившей о злодеяниях троцкистов-террористов, что у подавляющего большинства коммунистов, не зародилось ни тени сомнения в том, что Кирова убили троцкисты.» (М. П. Шрейдер. НКВД изнутри. Записки чекиста. 1995 г.)
Оказался под следствием и телохранитель Кирова Михаил Борисов (якобы специально отстал). Когда его везли после допроса в открытом грузовике, сидел на облучке: машина круто повернула, он вылетел через борт, ударился о фонарный столб головой и умер. Во времена «оттепели» его гибель нашли «подозрительно удачной» и отказали «троцкистской версии» в доверии. На основании того, что Каменев и Зиновьев в 1934-ом не занимали правительственных постов, значит, не имели прямого доступа в Ленинградский обком и не могли организовать пропуск для Николаева.
«Без помощи лиц, обладавших властью, сделать это вообще было невозможно, потому что все подходы к Смольному охранялись, а особенно охранялся подъезд, которым пользовался Киров. Организовать это могли лишь те, которым был доступен вход в данный подъезд». (Н.С.Хрущев)
Так Хрущев инициировал вторую версию.

«Сталинский заказ»

XX съезд дал основания для повторного расследования смерти Кирова. Хрущев не приписал тогда заказ на убийство открыто Сталину, но по оценке министра иностранных дел Молотова «зерно было брошено».
«Хрущев намекнул, что Кирова убил Сталин. Была создана комиссия в 1956 году. Человек двенадцать разных, смотрели много документов, ничего против Сталина не нашли… Пришла к выводу, что Сталин к убийству Кирова не причастен». (В.М.Молотов)
Были опрошены более 3000 человек. Некоторые свидетельства косвенно подтверждали «сталинскую версию». Одно из них - начальника Ленинградского областного управления НКВД Медведева, что за 2 года до расстрела – в 1935-ом – сказал своему родственнику Дмитрию Сорокину: «Если останешься жив, запомни: идейный вдохновитель убийства - Сталин, исполнители - Ягода и Запорожец».
Но зачем Сталину было убивать Кирова? Он вроде к нему благоволил. Называл братом.
«Всем старым членам партии было хорошо известно, что на XVII съезде Киров был единогласно избран тайным голосованием в члены ЦК. Сталин же прошел далеко не единогласно. Среди чекистов тогда ходили слухи, что против Сталина голосовали не 11 человек, как было объявлено официально, а называли приблизительную цифру около 200-т.» (М. П. Шрейдер. НКВД изнутри. Записки чекиста. 1995 г.)
Киров был харизматичным лидером, трибуном. Народ Кирова любил и в Кирова верил. Ягода боялся Кирова. Киров готовил на пост наркома НКВД СССР Берию. Какие выводы напрашиваются?
1. Киров стал опасным конкурентом для Сталина. Мятежного Ленинграда вождь всегда опасался.
2. Ягода понимал, что если пост Генсека займет Киров, ему придется оставить место председателя ОГПУ.
Так что на вопрос – кому смерть Кирова была выгодна – второй версией ответ вроде дан. Но даже американский советолог из Гарвардского университета Адам Улам нашел ее «несостоятельной». Т.к. Сталин Ягоде не доверял и вряд ли бы сделал его исполнителем своего «заказа». Улан уверен, что «сталинская версия» была полезна Хрущеву.
«Хрущев отказался результаты расследования 1956 г. опубликовать - не в его пользу.» (В.М. Молотов)
По свидетельству члена Комиссии Ольги Шатуновской: «Все материалы… по убийству С.М. Кирова, Н.С. Хрущев распорядился положить в архив. В ответ на мои возражения заявил: «Нас сейчас не поймут. Мы вернемся к этому через 15 лет».
Вернулись в 90-е. На первый план вышла третья версия.

 «Бытовая»

Киров был хорош собой и не был образцом моногамии. Особо привечал танцовщиц Мариинки. Ходили слухи, что с женой Николаева – Мильдой Драуле - его связывает не просто интрижка.
Николаев, как было установлено, трижды пытался убить Кирова. 15 октября ждал у дома с револьвером в портфеле. Охрана его заметила. Сопроводила в милицию. Его допросили, отпустили, оружие вернули, что позволило на волне развенчания «культа личности» счесть Николаева агентом НКВД, которого вызволил зампред ленинградского управления НКВД – Запорожец. Месяц спустя 14 ноября Николаев прятался в толпе на Московском вокзале, куда должен был прибыть Киров после заседания Политбюро ЦК, но охрана людей оттеснила. Через две недели он попал во дворец Урицкого на собрание партийного актива Обкома, где докладчиком был Киров. Как прошел? Загадка.
Первым на «бытовую версию» указал еще Берия. Ныне эксперты находят ее наиболее вероятной. По оценке участника следствия комиссара ГБ 3-го ранга Люшкова, Николаев страдал манией величия, видел себя вторым Желябовым (убийцей Александра II), хотел «громко» войти в историю. На службе вел себя странно: отказался от партзадания, за что был уволен и исключен из партии, правда, потом восстановлен. В своем дневнике винил во всем Кирова.
В 1990-м пленум Верховного суда СССР приговор, вынесенный 13-и «троцкистам», признал незаконным. А «расстрельный» Николаеву оставил в силе.