04/10/16
Самые известные русские масоны

«Масон в России - больше, чем масон».  Он в первую очередь «солнце русской поэзии», непобедимый полководец, классик русской литературы, создатель «Истории государства Российского», глава Временного правительства , а уж во вторую, а порой и третью - вольный каменщик.

Александр Пушкин


"4 мая был я принят в масоны", - написал Александр Сергеевич Пушкин в 1821 году в своем дневнике. Ложа, в которую вступил поэт, называлась "Овидий" и располагалась в Кишиневе. Члены этой ложи действовали на удивление открыто. Сохранилось свидетельство, что, посвящая в братья болгарского архимандрита Ефрема, его с завязанными глазами повели через двор в подвал. Болгары, толпившиеся на площади, тут же бросились спасать своего архимандрита, решив, что того ведут в темницу.  Однако свидетельств, что то же самое проделывали с Пушкиным, нет. И что за масон Александр Сергеевич? В его бумагах сохранились незаполненные счетные книги ложи, на которых поэт писал... стихи. До 1823 года он пользовался ими как своими черновыми тетрадями (так называемые тетради 836, 834, 835)! Кишеневская ложа так и не была юридически оформлена, и неизвестно, когда Пушкин вышел из нее – скорее всего, это произошло само собой, когда через год и два месяца после принятия Пушкина в орден император Александр I своим указом закрыл все масонские ложи. Тем не менее, в гроб поэта перед похоронами Вяземский вложил перчатку как знак признания его братом по ложе…

Александр Суворов


В отделе рукописей Российской государственной библиотеки можно найти описание рукописной книги – протоколов заседаний масонских лож Святого Андрея и Трёх корон в Кёнигсберге за 1760-1768 годы. В этой книге, в частности, есть упоминание о знаменитом полководце Александре Васильевиче Суворове. В начале 1760-х русские военные вообще активно участвовали в работе кенигсбергских лож. Одним из самых активных русских членов кенигсбергской ложи «Zu den Drei Kronen» («К трем коронам») – он рекомендовал к посвящению не менее 6 новых членов – был подполковник Александр Суворов, «oberstleutennt Alexander von Suworow». К слову, его отец находился в той же ложе. Сам же Суворов был посвящен в масоны и прошел три степени (достигнув степени мастера) в Петербурге в ложе «Aux Trois Etoiles» («Три звезды»). Считается, что это произошло в конце царствования Елизаветы. В это время масонство еще не вошло в моду, и Александр Васильевич был одним из первых «вольных каменщиков». 27 января 1761 года он был произведен в шотландские мастера в уже упомянутой ложе «Zu den Drei Kronen». Членом этой ложи он числился до отъезда из Кенигсберга в начале 1762 года.

Николай Карамзин


Николая Михайловича Карамзина масонство спасло, возможно, от судьбы Евгения Онегина: восемнадцатилетним юношей он служил в одном из лучших гвардейских полков, а после отправился в Симбирск блистать в обществе. Известный масон и литератор Тургенев заметил одаренного юношу и вовлек его в розенкрейцерский орден. Он поселил его в дом, принадлежавший ложе, и заставил углубляться в науку, развивать свои писательские способности. Молодой Карамзин работал и много общался с масонами, за это время он стал писать стихи и прозу, но через четыре года разочаровался в масонстве. Тем не менее, в 1792 году он выступил с критикой действий властей, когда они разгромили московскую масонскую организацию и заключили бывшего учителя Карамзина Новикова в крепость. Несмотря на то, что и сам Карамзин был под подозрением Екатерины как ученик масонов, он опубликовал оду «К милости», в которой недвусмысленно читается его неприятие действий императрицы.

Александр Грибоедов


Дипломату и писателю Александру Сергеевичу Грибоедову мало было состоять в самой многочисленной масонской ложе Петербурга «Соединенные друзья». Он хотел усовершенствовать ее, об этом сохранились его письма и заметки. Называться, по проекту Грибоедова, эта ложа должна была «Благо». Вместо официального французского языка языком всех ее дел должен был стать русский, несмотря на то, что в ней было много иностранцев. И эту цель – цель просвещения России, распространения русской грамоты – члены ложи должны были видеть первейшей своей задачей. Грибоедов был убежден, что силы, растрачиваемые на пышность и мрачную торжественность собраний, на обрядность, можно было употребить с большим умом. Проекты Грибоедова показывают серьезность его отношения к членству в масонской организации и, конечно, его амбициозность и некоторый идеализм. Кстати, он был не единственным масоном-дипломатом, и связи среди масонов немало способствовали его дипломатической карьере. В отличие от Карамзина или Чаадаева, Грибоедов никогда не выходил из масонской ложи – по крайней мере, с бумагами и манифестом.

Петр Чаадаев


Когда Петр Яковлевич Чаадаев покидал масонство, он имел одну из самых высоких степеней посвящений в орден – восьмую степень «Тайных белых братьев ложи Иоанна» из девяти возможных. Причины, по которым Чаадаев покинул ложу, созвучны с теми, о которых сокрушался Грибоедов – член той же ложи «Соединенные друзья»: обрядность ради нее самой, эффектные ритуалы, пустые разговоры о намерениях вместо действий. Правда, это только часть письма, написанного Чаадаевым для выхода из ложи, вторая же часть утеряна, но специалисты не отрицают того, что она «всплывет», как это свойственно масонским документам. Биографы же Чаадаева подчеркивают его лидерские черты характера и считают, что между строк этого письма прочитывается «Служить бы рад, прислуживаться тошно…». Чаадаев – один из самых ярких характеров среди масонов и декабристов.

Александр Керенский


Один из самых видных представителей масонства XX –Александр Керенский. После двух лет пребывания в масонской ложе Керенский даже вошел в руководство этой тайной организации, и выше его по рангу в то время был только Николай Некрасов - генеральный секретарь масонской ложи, член кадетской партии. Однако уже в 1916 году большинством голосов на очередном конгрессе масонской ложи «Великий Восток народов России» Александра Федоровича Керенского избрали генеральным секретарем вместо Некрасова. Умело используя свою новую тайную должность, Александр Керенский в течение всего 1916 года живо усиливал свое влияние в кулуарах российской политики, что и привело к стремительному взлету его политической карьеры, который весь мир наблюдал в 1917 году. Керенский даже писал о своём членстве в ложе после того, как стали популярны  версии о вине масонских лож в революции и «развале России».