06/03/16
5 неожиданных фактов о Суворове

Генералиссимус Александр Суворов – незыблемая фигура российской военной истории. Но это не мешает ему быть человеком: с неожиданными фактами биографии, черными страницами жизни и простыми слабостями.

Шведское происхождение

Вот что написал Суворов к изготовлению диплома и герба на пожалование его в графское Российской империи достоинство. «По востребованию от меня о употребляемом мною гербе и отличностях предков моих и собственно моих заслугах имею сообщить следующее.

В 1622 году при жизни царя Михаила Федоровича выехали из Швеции Наум и Сувор и по их челобитью приняты в российское подданство, именуемы «честные мужи» разделились на разные поколения и по Сувору стали называться Суворовы. Сим и других их поколениев за крымские и иные походы жалованы были поместья, до государствования императора Петра Первого».

Исследователи находили в разных документах фамилию Суворов еще в XIV веке, и говорят, что происхождение Суворова из Швеции возможно, но лишь формально. Дело в том, что по условиям Орешковского мирного договора в 1323 году к Швеции отошла часть Карелии. И вот новгородцы и карелы, которые жили на тех землях, переселялись уже из Швеции в Россию.

Суворов - интендант

Все привыкли к тому, что Суворов – великий полководец - так, будто он и родился уже боевым командующим полка. Но начинал Александр Васильевич как интендант, по-нашему прапорщик. Гений войны часто любит больше правильное снабжение, чем героизм. И Суворов, будучи уже блестяще обученным военным, к первому своему военному заданию – по снабжению своего полка провиантом – отнесся с полнейшей самоотдачей.

Ему нужно было перевезти груз к городу Мемелю (теперь Клайпеда) по реке Данге, но она уже тогда была довольно мелкой, это заранее никто не проверил, баркасы сели на мель. Суворов тут применил свой талант «кризисного менеджера»: в кратчайшие сроки нанял подводы – сотни единиц – у местных жителей, уместившись при этом в бюджет. За это командующий и приближенный Елизаветы Петровны граф Бутурлин выразил благодарность Суворову.

Граф Италийский

Швейцарский поход Суворова, пусть и бессмысленный из-за бездействия союзников, - всемирно известная страница военной истории, а вот об успешном освобождении от якобинцев итальянских государств известно гораздо меньше. Именно за итальянскую операцию Суворов получил титул князя Италийского – от Павла I, графа Священной Римской империи – от австрийского императора, гранда и принца королевской крови – от короля Пьемонта.

Освобождение Италии Суворов начал из остававшейся за австрийцами Вероны: он легко взял у французов города Брешия, и – молниеносным броском казаков – Бергамо. Более или менее серьезное сражение произошло на реке Адда, где опять же отличились атаманы Денисов и Греков. За три дня вся Ломбардия была освобождена, кроме Милана, который был взят бескровно на пасху, и Суворов ходил по городу и христосовался с итальянцами. Недавно в честь пребывания генералиссимуса в городе на фасаде палаццо Бельджойзо, где он жил три дня, повесили мемориальную доску.

Между прочим, Суворов еще и поддержал восстание крестьян в Северной Италии, обратившись с письмом к народам Италии. «Народы Италийские! К оружию! К оружию! Спешите, стройтесь под знаменами веры и отечества, и вы восторжествуете над нацией вероломной. Союзные войска двух Августейших Монархов сражаются за вас, проливают кровь для защищения веры, для восстановления прежнего вашего правления…»

Резня в Праге

Поляки, мягко говоря, недолюбливают Александра Васильевича. Вот, например, характерное высказывание польского политика из варшавского горсовета: «Для нас Суворов является чрезвычайно негативной фигурой, однако в современной истории есть много персонажей с обагренными кровью руками, от которых Россия не отмежевалась, так как это потребовало бы от нее пересмотра собственной истории». За что такое неуважение? Все из-за эпизода, который называется в нашей историографии штурмом Праги (Прага – не столица Чехии, а предместье Варшавы на другом берегу Вислы), где укрепились повстанцы Тадеуша Костюшко, а в польских учебниках часто именуется резней. Но резней штурм был неспроста. Просто поляки оборонялись очень хорошо и жестоко, уничтожили много русских.

Один из подчиненных Суворова вспоминает: «В нас стреляли из окон домов и с крыш, и наши солдаты, врываясь в дома, умерщвляли всех, кто им ни попадался… Ожесточение и жажда мести дошли до высочайшей степени… офицеры были уже не в силах прекратить кровопролитие… У моста настала снова резня. Наши солдаты стреляли в толпы, не разбирая никого, — и пронзительный крик женщин, вопли детей наводили ужас на душу. Справедливо говорят, что пролитая человеческая кровь возбуждает род опьянения. Ожесточенные наши солдаты в каждом живом существе видели губителя наших во время восстания в Варшаве. „Нет никому пардона!“ — кричали наши солдаты и умерщвляли всех, не различая ни лет, ни пола…»

Суворочка

Наталья – единственный ребенок Суворова, родилась от Варвары, урожденной княжны Прозоровской. Из-за малодетности и плохих отношений с женой злые языки Суворова даже зачисляли в скопцы. Наталья, которую генералиссимус называл шутливо Суворочкой, воспитывалась в Смольном институте, и регулярно получала от отца нежные военные письма.

«Милая моя Суворочка! Письмо твое от 31 числа Генваря получил; ты меня так утешила, что я по обычаю моему от утех заплакал. Кто-то тебя, мой друг, учит такому красному слогу, что я завидую, чтобы ты меня не перещеголяла. Милостивой Государыне Софье Ивановне мое покорнейшее почтение! О! ай да Суворочка, как уже у нас много полевого салата, птиц, жаворонков, стерлядей, воробьев, полевых цветков! Морские волны бьются в берега, как у нас в крепости из пушек. От нас слышно, как в Очакове собачки лают, как петухи поют. Куда бы я, матушка, посмотрел теперь тебя в белом платье! Как-то ты растешь! Как увидимся, не забудь мне рассказать какую-нибудь приятную историю о твоих великих мужах в древности. Поклонись от меня сестрицам. Благословение Божие с тобою! Отец твой Александр Суворов».