07/11/18
Почему разведчика Рихарда Зорге в Кремле считали "морально разложившимся"

Рихарда Зорге геополитик Владимир Дергачев в своей книге «Стратегическая разведка» охарактеризовал как одного из выдающихся агентов XX века. Имя этого советского шпиона связано с наиболее сложными советскими операциями времен Великой Отечественной.

Несмотря на все заслуги, в критический момент Кремль посчитал Зорге «морально разложившимся». Когда разведчик был рассекречен и оказался в японской тюрьме, Сталин отказался обменивать его на японских военнопленных. Как написал в «Российской газете» публицист Николай Долгополов, советскому агенту «не простили предательства». Но было в этом деле и кое-что еще...

Немецкие корни

Зорге родился в 1895-ом в небольшом поселке Бакинской губернии. Его отец был немцем, служил инженером на Бакинских промыслах. Мать — русская — происходила из обычной семьи железнодорожника. Практически все предки будущего советского шпиона были пламенными революционерами. Двоюродный дед даже руководил Первым Интернационалом.

До первой мировой многодетная семья Зорге уехала жить в Германию. Там Рихард выучил немецкий и 19 лет от роду пошел добровольцем на фронт. В составе немецкой армии прошел всю Первую мировую, был дважды ранен, награжден. В результате последнего ранения и последующей операции одна нога Зорге стала короче, чем другая, на пару сантиметров.

Тяжелые ранения и общее тягостное впечатление от войны привели к внутреннему надлому Зорге. Как позднее вспоминал сам разведчик, это сделало из него настоящего коммуниста (цитаты из книги «Обвиняются в шпионаже» В. Томаровского и А. Михайлова). В 1918—1919 Рихард получил 2 университетских диплома. Стал работать журналистом и увлекся пропагандисткой деятельностью.

Работа на СССР

В 1919-м Зорге вступил в компартию, что определило весь его дальнейший жизненный путь. Он стал активным партийцем, участвовал в митингах и забастовках. Через 5 лет коммунистическую партию в Германии запретили, но Рихард получил приглашение от Советского Союза.

Недолго думая, он переехал в СССР, получил гражданство и продолжил дело своей жизни уже здесь. Беспокойство о проблемах коммунистического движения в Германии ни на минуту не оставляло Рихарда. И все же постепенно он полностью погрузился в дела Советского Союза.

Как писал немецкий политолог Юлиус Мадер, в 20-х будущий разведчик занимал высокую должность в Институте марксизма-ленинизма («Репортаж о докторе Зорге»). Предположительно в это же время он был завербован. Первая «командировка» агента (псевдонимы — «Инсон», «Рамзай») произошла в 1929-ом.
Тогда Зорге направили в Англию, где состоялась его встреча с неким офицером британской MI6. С 1930-го «Рамзай» работал в Шанхае и некоторых китайских провинциях. Через 6 лет по заданию партии и правительства он оказался в Японии. Зорге не подозревал, что в этой стране ему доведется умереть.

Предупреждение о войне

В 40-х годах Зорге занимал должность пресс-секретаря в немецком посольстве в Токио. Прекрасно образованный и «идеологически подкованный», он, как никто другой, подходил для этой роли. Однако именно она подорвала доверие Советского правительства к своему лучшему агенту.

В преддверии войны Зорге постоянно получал противоречивые сведения от атташе Германии и несколько раз невольно дезинформировал советское командование. Как написал в «Великой Оболганной войне» российский публицист Игорь Пыхалов, 20 июня 1941-го «Размай» спешно передал в центр, что война с СССР неизбежна. Ему не поверили.

Позднее Зорге не единожды подтверждал свой профессионализм, но это не помогло ему избежать виселицы. Всего через несколько месяцев — 18 октября — разведчик был арестован. Оказалось, что он давно находился у японцев в разработке. При обыске членов резидентуры — Одзаки и Мияки — были найдены компрометирующие Зорге документы.

Смерть разведчика

В 1942-м состоялся суд. По делу проходило порядка 30 человек. Почти год Зорге неоднократно допрашивали и пытали. Несмотря на подготовку, которую проходят советские разведчики, Рихард не выдержал японских пыток и признался в своем статусе. Он пытался убедить японцев в том, что работает на Коминтерн, а не разведку. Но это не спасло положения.

Леопольд Треппер, другой советский разведчик, сидевший в это время в тюрьме на Лубянке, имел возможность общаться с японским генералом Томинага Кёдзи. От него Леопольд узнал, что Сталину предлагали обменять Зорге на интересных японской стороне людей. Но, как писал Николай Долгополов, Сталин не мог простить Зорге его признания (статья «А Сталин не верил»).

После этого заключенному надеяться было уже не на что. Обменивать «морально разложившегося» разведчика — который к тому же имел гражданскую жену-японку — никто не собирался. Рихард Зорге был повешен в 1944-м в тюрьме «Сугамо» (Токио).

После казни Ханако Исии — та самая «японская жена» Зорге — добилась у властей милости похоронить останки любимого мужа в отдельной могиле. Только спустя 20 лет Советский Союз оценил заслуги брошенного на произвол судьбы и погибшего в японских застенках агента. Звания Героя Советского Союза Зорге был удостоен только в 1964 году.