11/09/16
7 самых красивых станций московского метрополитена

Наряду с путешествием по Золотому кольцу России в каждый туристический путеводитель входит путешествие по еще одному интересному кольцу.

По кольцу московского метрополитена, где стилеобразующие станции, построенные с 1935-го до середины 1950-х - это настоящие «подземные дворцы». Они отличаются великолепием декора, вестибюли и подземные залы московского метро украшены статуями, рельефами, живописью, мозаикой, витражами и росписями ведущих художников страны, работы которых давно хранятся в музеях.

Площадь Революции

Планировалось, что «Площадь Революции» станет частью Большого академического кинотеатра СССР, который должен был разместиться на нижних этажах гостиницы «Москва». Создавать проект новой станции поручили молодому, но опытному архитектору Алексею Душкину, который хотел сделать ее просторной и светлой. Однако его соавтор скульптор Матвей Манизер, настаивал на том, чтобы в станционном зале были размещены скульптуры, изображавшие людей «нового мира»: матросов, солдат, шахтеров, студентов (вместе с животными "нового мира", которые сегодня, похоже, выполняют роль тотемных). Пойдя на компромисс, создатели станции не рассчитали пропорций — в итоге станция получилась очень тяжелой, а сами фигуры выглядят скованными. Однако Сталину понравилось, да и туристы от «Площади Революции» в восторге.

Маяковская

«Маяковская» по праву считается одной из самых красивых станций московской подземки. Для металлической окантовки использовали фрагменты дирижабля сооруженного по проекту Циолковского. А рядом с ними уложили пластины орлеца — чрезвычайно редкой разновидности полудрагоценного родонита (сейчас в природе его почти не осталось). Особой гордостью «Маяковской» стали 34 мозаики, уложенные в нишах под потолком. Они выполнены по эскизам Александра Дейнеки на тему «Сутки Страны Советов» — от утра и до утра. После завершения всех работ «Маяковская» стала первой в мире колонной станцией глубокого заложения, а ее проект вошел в антологию избранных произведений мировой архитектуры. В 1938 году он был удостоен Гран-при на международной выставке в Нью-Йорке, а в 1980-х станция получила статус памятника архитектуры. Во время Великой Отечественной на «Маяковской» располагался командный пункт штаба ПВО и бомбоубежище для москвичей, куда вмещалось до 50 тыс. человек.

Новокузнецкая

Как и многие станции московского метро, «Новокузнецкую» можно смело назвать музеем русской боевой славы. Авторы станции супруги Иван Таранов и Надежда Быкова сменили первоначальную, цивильную тематику, на военную. На стенах появились барельефы, изображающие эпизоды боевых действий, а на каждом из пилонов разместили щиты с профилями великих русских полководцев и с посвящениями защитникам городов-героев. Потолок перронного зала украшают шесть панно, изготовленных Владимиром Фроловым (до революции он создавал мозаики для петербургских церквей и домов). Эти панно стали последней работой художника, которую он выполнял, умирая от голода в блокадном Ленинграде. После смерти Фролова их вывезли из осажденного города по Дороге жизни. Но в Москве панно оказались никому не нужны, ведь первоначально они предназначались для станции «Павелецкая», проект которой к этому моменту уже изменили. Тогда бесхозные мозаики согласился взять Иван Таранов, и позже их установили на «Новокузнецкой». Еще одна достопримечательность станции - мраморные скамейки. Они были вынесены из храма Христа Спасителя перед его уничтожением. Наземный вестибюль станции находится на месте церкви Святой Параскевы Пятницы.

Комсомольская

«Комсомольская» — самая помпезная станция московской подземки и апофеоз сталинского ампира. Создание проекта станции поручили патриарху советской архитектуры Алексею Щусеву, автору Мавзолея, здания Центрального телеграфа и Казанского вокзала, под которым и находится станция. Художественной составляющей станции занимался художник Павел Корин, с которым Щусев еще до революции работал над оформлением Марфо-Мариинской обители в Москве. Потолок «Комсомольской» украшен восемью мозаичными панно из смальты и ценных камней, посвященными теме борьбы русского народа за независимость.

Театральная

Один из идеологов сталинского ампира архитектор Иван Фомин, создавший станцию «Красные Ворота», пошел на компромисс, соединив классицизм с новомодными конструктивистскими мотивами. Отличительная особенность этой станции — потолок с ромбовидными кессонами и позолоченными керамическими барельефами из майолики, изображающие музыкантов народов СССР. Говорят о якобы спроектированной станции «Советская», которая должна была располагаться на перегоне между «Театральной» и «Маяковской» — под Советской (Тверской) площадью. Возможно, что еще на этапе строительства ее превратили в секретный бункер.

Новослободская

«Каменный цветок», «Подземная сказка» — именно так москвичи окрестили «Новослободскую» сразу после ее открытия в 1952 году. Подлинное украшение станции — это 32 стеклянных витража, обрамленных золоченой латунью чеканной работы. Получив добро, архитектор Алексей Душкин пригласил для создания витражей известного художника Павла, с которым они дружили семьями. В отличие от привычных всем кричащих пролетарских или пышных великодержавных, изображения на «Новослободской» посвящены интеллигенции. Замысловатые орнаменты, которые Корин поместил на них, он нашел в Ленинской библиотеке на изображениях одежд православных священнослужителей. Стекла для витражей позаимствовали из кафедрального собора Риги, где те хранились. В торце главного зала находится мозаичное панно «Мир во всем мире», которое иконописец Корин сделал по образу и подобию Богоматери.

Таганская

Потолок центрального зала напоминает произведения средневекового готического зодчества, а главные украшения станции — стрелковидные керамические панно — заставляют вспомнить русские народные кокошники. Посередине, в венках из дубовых листьев, помещены барельефы с портретами представителей разных родов войск и подписями: «Слава героям-морякам» (партизанам, железнодорожникам, танкистам, кавалеристам, пехотинцам, летчикам). Во время строительства станции планировалось снести церковью Николая Чудотворца на Болвановке. Однако инженеры нашли оригинальный способ проходки и сохранили памятник архитектуры.

.