10/02/15
7 потенциальных «убийц» Александра Пушкина

10 февраля 1837 года в 2 часа 45 минут пополудни перестало биться сердце Александра Пушкина. Расследование причин смерти поэта породило большое количество предположений, в том числе и о возможных виновниках трагедии

1
Жена

Интрижка жены поэта Натальи Гончаровой – одна из наиболее часто звучащих версий о причинах роковой дуэли. Некоторые исследователи рьяно доказывают, что поверхностная Натали была ветрена, любила балы и наслаждалась своей популярностью в свете. Она якобы была холодна к мужу, от разговоров о литературе раздражалась и постоянно устраивала сцены ревности. За ней ухаживал не только Дантес, знаки внимания оказывал ей и сам император. Натали была действительно великолепной женщиной, и вряд ли удивительным покажется то, что многие мужчины ее боготворили. Но способна ли она была зайти слишком далеко? Вряд ли. Многие современники видели в ней образец чистоты и непорочности. К тому же за 6 лет супружеской жизни с Пушкиным Наталья Николаевна была беременна 5 раз и родила 4 детей. Были ли у нее силы демонстрировать свои «таланты» на балах, когда фактически управление домом лежало на ее плечах. Ее письма к брату явно демонстрируют, с каким интересом она относилась к работе мужа и как искренне переживала его неудачи. Однако именно на нее лег главный груз обвинений после смерти Александра Сергеевича.

2
Масоны

Зная о горячности Пушкина, его недруги вполне могли грамотно обставить выдуманную неверность Натальи Николаевны. Смерти поэта могли жаждать многие, в том числе и масоны. Известно, что Александр Сергеевич был в их числе. Он вступил в кишиневскую ложу «Овидий» в мае 1821 года и дал клятву, отступление от которой, вполне возможно, стоило ему жизни. Позже, в Михайловском, взгляды Пушкина кардинально изменились – он обнаружил коварность и опасность масонства. Когда в 1828 году поэт вернулся в столицу, он понял, что обрел большое число врагов, которые жаждали наказать «предателя». Бывшие «товарищи» совершат несколько неудачных попыток очернить Пушкина в глазах императора (поэту, в частности, приписали авторство скандального «Андрея Шенье»). Видя лояльное, почти дружеское отношение Николая I к Пушкину, «братья», вероятно, решили избрать другое средство – дуэль, у которой не могло быть счастливой развязки. Поэт либо будет убит, либо отправится на каторгу как нарушитель строжайшего императорского запрета на дуэли.

3
Император

Важным аргументом сторонников личной заинтересованности императора в смерти поэта становится фраза: «Пушкин умер и слава Богу». Однако фраза эта приводится в сокращении, а ее полная версия имеет совершенно иной смысл: «Пушкин умер и, слава Богу, он умер христианином». Известно, что 8 сентября 1826 года состоялся долгий и откровенный разговор между Пушкиным и императором. Александр Сергеевич увидел перед собой нового, доселе ему неизвестного императора, а Николай – истинного Пушкина. В дальнейшем император будет не только помогать Пушкину деньгами, но и разрешит, например, пользоваться госархивом и заниматься историей, которой поэт к тому времени чрезвычайно увлечется.

4
Недовольные иностранцы

В пользу того, что Пушкин был нужен императору, может выступить предположение о сотрудничестве поэта с «Санкт-Петербургской газетой» («Journal de Saint-Petersbourg»), формат которой был в первую очередь направлен на поднятие имиджа России за границей. Был ли Пушкин доволен своей новой, пропагандистской «миссией», однозначно сказать сложно. Известна его фраза: «Если бы не умер, то весь бы его (царя) был: только бы и занимался работой в «Journal de Saint-Petersbourg». Можно предположить, что Николай I давал Пушкину деньги «в долг», расплачиваясь тем самым за великолепно проделанную работу. Зная остроту мысли и точность слова, которыми обладал Пушкин, вполне вероятно, что его деятельность не могла вызывать восторга за пределами России. Версия трудно доказуема, но среди прочих имеет право на существование.

5
Бенкендорф

Несомненно, что вольнодумство Пушкина в последние годы жизни по российским меркам того времени было чуть не экстремистским, и это не могло не беспокоить людей, которые несли ответ «за тишь и благодать» в государстве. Существует версия, что к смерти Пушкина имеет непосредственное отношение шеф жандармов Александр Христофорович Бенкендорф. Якобы он намеренно не предотвратил дуэль, хотя был прекрасно о ней осведомлен и имел личный приказ императора. Во время объяснений с Николаем Бенкендорф нашел оправдание: он якобы посылал жандармов, только в Екатерингоф. Подобная неосведомленность кажется, по меньшей мере, странной.

6
Графиня Нессельроде

Заинтересованным помощником Бенкендорфа могла быть и графиня Нессельроде, которую называли «господином Робеспьером». В салоне жены министра иностранных дел собирались не только масоны, но и крупнейшие представители так называемой немецкой придворной партии, среди которых были и Бенкендорф, и Геккерн («отец» Дантеса). Графиня и поэт ненавидели друг друга. Пушкин не упускал возможности рассказать анекдот про почти не говорившую по-русски графиню. Нессельроде же в первую очередь не могла забыть обиды, которую своими эпиграммами Пушкин нанес ее отцу, бывшему массону, графу Гурьеву, служившему министром финансов при Александре I. Графиня сплетничала без устали и умело подогревала скандалы. Она рассказывала о жестоком обращении Пушкина с женой, например, преждевременные роды объяснялись тем, что муж жестоко бил жену ногами в живот. «Фактами» становилось транжирство Пушкина: он якобы ни в чем себе не отказывал, в то время как его родные вынуждены были бедствовать. Не без помощи графини были запущены сплетни о связи Пушкина с сестрой Натальи Николаевны и об интрижках самой Натали с Дантесом и императором.

7
Пушкин

Ожесточенная борьба, которой Пушкин противостоял практически в одиночку, заставляет вспомнить и еще одну версию возможной причины столь раннего ухода из жизни. Якобы поэт не только много думал о смерти, но и жаждал уйти из этого мира. У этого могли быть очевидные причины. Пушкин явно мог желать сбежать подальше от интриг и унижений, «уехать в деревню», чтобы поправить здоровье (по некоторым данным у него развивалась болезнь Паркинсона)  и заняться любимым делом – творчеством. Но летом 1835 года он понял, что ехать ему фактически некуда, да и оставить изучение архивов и прекратить общение с образованными людьми ему, возможно, тоже было не под силу. Вместе с тем, жизнь в столице стоила недешево, и не только в моральном плане. Нельзя исключать, что в моменты отчаяния он чувствовал, что зашел в тупик, из которого единственный выход – самоубийство. Но совершить страшный грех он не мог, потому и принял смерть от своего палача с таким смирением. Вместе с тем, в последние годы Пушкин трудился самозабвенно, круг его интересов чрезвычайно расширился. Его последние дни, казалось, были пронизаны одним желанием, которое он облек в стихотворную форму еще в 1830 году: «Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать…»