16/05/13
7 примет русского денди

Английское явление дендизма было ловко перенято нашими соотечественниками, но, как водится, адаптировано на русский манер. Чем же отличались отечественные денди от своих западных коллег?

1

Правильная родословная

«Премьер-министр элегантности» Джордж Бреммель по своему происхождению не был дворянином, однако это не помешало ему получить доступ в лучшие дома Англии. В России же, напротив, почти все денди принадлежали к дворянскому сословию. Можно ли это связать с тем, что следование моде требовало уйму свободного времени и немалых финансовых затрат? Если со вторым у наших буржуа было все в порядке, то со свободным временем, увы, возникали проблемы. Хотя истории известны примеры, когда русские толстосумы пытались стать истинными денди. Вспомним купца Гусятникова, которого современники именовали «превеликим англоманом».

2

Равнодушие к чинам

Известно, что англоман Гусятников был одержим идеей-фикс – получить дворянство, и это можно считать отличным доказательством того, что сей стройный господин в черном фраке и с безупречно завязанным шейным платком не был денди в прямом смысле этого слова. Настоящий денди никогда не стал бы гнаться за чинами, добиваться привилегий или повышения статуса. Самодостаточность – вот еще одна особенность настоящих денди. А что у нас? Наши денди пытались всеми правдами и неправдами доказать, что они много большие модники, чем английские коллеги. Вот только если последние с легкостью отступали от модных канонов, более того – могли в секунду разрушить вчерашний образ ради новизны впечатлений, то русские щеголи ни за какие коврижки не согласились бы отступить от предписанных правил.

3

«Странности»

«Он как все!» - страшнее приговора английский денди вряд ли мог услышать. Свои особенности, запоминаемость, отсутствие вульгарности и тривиальности, желание «отличаться от людского стада» – все это было столь характерно для западных щеголей. Умение быть «немного странными» считалось почти обязательным. Другое дело – русские денди. Как замечает Юрий Лотман, «французский» идеал модного поведения, который господствовал при дворе, резко восставал против проявления особенностей того или иного индивида. И если лондонский денди мог себе позволить выкинуть «нечто эдакое», то петербургский модник вынужден был всегда оглядываться на мнение «княгини Марьи Алексеевны» и разных «Максим Петровичей». Впрочем, Карамзин в «Моей исповеди», описывая похождения своего героя, рассказывает, как тот, склоняясь в раболепном поцелуе, кусает за ногу Папу или, танцуя с немецкими дамами кондрантас, нарочно валит их на землю самым непристойным образом. Эти описания, впрочем, весьма далеки от реальности…

4

«Меховые фишки»

Как пишет Лотман, костюм – внешний знак дендизма, но вовсе не его сущность. Для русского денди модная деталь гардероба превращалась в фетиш, однако, ни о каком вкраплении интересных «фишичек» в свой наряд он и подумать не смел. Только точное следование созданному западному образцу! Помните, «как dandy лондонский одет…»? Правда, русские денди позволяли себе дорогие меха: «морозной пылью серебрится его бобровый воротник…», - и, это, пожалуй, было единственной «фишкой» отечественных денди. Впрочем, как верно пишет культуролог Ольга Вайнштейн в своей книге «Денди», «отличие стиля было связано с необходимостью утепляться в зимнее время». В остальном же – идеальный костюм, элегантный, не броский и безупречно повязанный шейный платок, позднее, галстук, и начищенная до умопомрачения обувь.

5

Тонкая талия

Идеальный образ денди, отличающегося стройностью, был перенесен и на русскую почву, причем, представление о красавчике с узкой талией держались у нас  на протяжении нескольких десятилетий. Стоит только вспомнить Николая I, который в 1840 году утягивал свой отросший животик, предпочитая переносить физические страдания, но соблюдать модное поветрие. Пушкин тоже следил за своей талией, гордо описывая брату «соревнования» с Евпраксией: «…тальи наши нашлись одинаковые. <> или я имею талью 15-летней девушки, или она талью 25-летнего мущины». При этом, большинство русских денди не испытывали тяги к спорту, подобно их западным коллегам, некоторые из которых проводили свои дни между верховой ездой и боксерскими поединками. Наши денди предпочитали неторопливые послеобеденные променады. Они, конечно, не брали на прогулки черепашек, как это делали парижские щеголи, движения наших красавчиков и без того были неторопливы и размерены.

6

Часы Breguet

Образ русского денди дополнялся рядом характерных деталей. Первое – безупречные ногти. Второе – частая смена белья, носовых платков, перчаток. Третье – знаковые аксессуары. Например, очки, которые были унаследованы от модников XVIII века, когда разглядывание в упор чьего-то лица считалось дерзким, если не сказать, неприличным поступком. Очки, бинокли, лорнет - именно то, что было так необходимо денди! Помните, как пушкинский Евгений, дерзя свету, «скосясь» наводит «двойной лорнет» «на ложи незнакомых дам»? Другой такой вещью стали «Breguet». Как отмечает Юрий Лотман в комментариях к «Онегину», мода на эти часы была вызвана не только их безупречной точностью, но и тем, что Бреге никогда не создавал двух одинаковых моделей. Следовательно, именно часы становились тем самым отличительным, особенным атрибутом.

7

Кодекс поведения

Определенными «понятиями» была пронизана вся жизнь денди. Так, минимализм, которой проявлялся в различных ипостасях, нагляднее всего проявлялся в речи, которая была наполнена короткими афоризмами и «словечками», которые, слетев с языка денди, подхватывались и цитировались. Трудно не вспомнить и про принцип «заметной незаметности», когда из мужского костюма ушла пышность и вычурная роскошь, а единственной «заметной» деталью, которую могли себе позволить денди, становилась булавка для шейного платка или галстука. Ну и три главных правила, которым следовал истинный денди: первое - ничему не удивляться; второе - сохраняя бесстрастие, поражать неожиданностью; третье - удаляться, как только достигнуто впечатление.

Фаина Шатрова