10/11/18
«А зори здесь тихие»: старшина Васьков мог легко перестрелять всех немцев в одиночку

Фильм «А зори здесь тихие» в нашей стране смотрели почти все, поэтому напоминать его содержание нет необходимости. Остановимся на моменте встречи старшины Васькова и девушек с отрядом немецких диверсантов. Наших всего шестеро и вооружены карабинами. Немцев шестнадцать и все вооружены автоматами (правильное название пистолет-пулемёт, но мы будем его называть более привычно — автомат). Немцев больше, и, по мнению авторов, они вооружены лучше. С чем, не особо задумываясь, зритель и соглашается. Вроде бы всё логично: винтовки в отряде старшины являются оружием более старым, стреляют одиночными выстрелами, а автомат — вооружение более новое, и стреляет очередями. И отсюда дальнейшее развитие сюжета, со всеми вытекающими.

Но давайте рассмотрим предлагаемый нам сюжет с точки зрения того, как предложенное нам оружие использовалось в реальности.

Старшина со своим отрядом занял такую позицию, где дорогу немцам преграждает река. Чтобы её пересечь, необходимо преодолеть полтораста метров открытого пространства с очень неудобным рельефом. В том числе несколько десятков метров приходится идти по бурному потоку, с ледяной водой и каменистым дном. То есть, превратиться в легкую мишень для опытного стрелка.

Для Васькова достаточно выбрать удобную позицию среди скал и посадить рядом одну из девушек, чтобы перезаряжала карабины. Остальных трёх девушек (одну отправили за подмогой) разместить в укромных местах среди скал чуть подальше. Задачей их будет вести огонь по всему, что движется. Важно не столько попасть, сколько отвлечь немцев от старшины и создать иллюзию многочисленного отряда. Сам же Васьков с тремя карабинами (регулярно перезаряжаемыми) спокойно отстреливает диверсантов при попытке форсировать реку.

В фильме эту ситуацию усложняют немцы, которые со своего берега ведут сильный автоматный огонь. Но вот тут и возникает неувязка. В фильме и повести все диверсанты вооружены пистолетами-пулеметами MP.40. Табличная дальность стрельбы составляет двести метров. Прицельно из него можно стрелять метров на сто, одиночными выстрелами, откинув приклад и имея хорошую опору: например, уперев в землю. В предложенной нам ситуации, вести прицельный огонь со своего берега немцы не могли. Переправляясь же через реку, можно было только стрелять беспорядочными очередями. Для собственного успокоения. Хорошо укрывшегося среди скал Васькова они могли лишь пугать, что на опытного военного едва ли подействует. Карабины же, которые имелись в отряде старшины, позволяли опытному стрелку поражать цель на дальности в триста метров.

Таким образом, имея существенное преимущество в дальности прицельной стрельбы, Васьков мог расстреливать медленно бредущего через бурный поток противника, как в тире. Понятно, что потеряв хотя бы трех-четырех человек, немцы прекратили попытки переправиться.

После чего, старшина мог спокойно отступить. А потом найти и занять ещё одну такую же позицию. Благо на этой местности скал и бурных речек хватает. Если при каждом таком боестолкновении диверсионная группа теряла бы по три-четыре человека, то от их отряда скоро бы ничего не осталось. Тем более, что знающий местность Васьков мог ещё и засады устраивать, выбивая противника по одному в чаще леса, где его карабин в любом случае давал преимущество перед автоматами диверсантов.

Так получается, что авторов подвел распространенный стереотип поведения немецких солдат. В фильмах они показаны непременно с автоматами на шее и стреляющими очередями от живота.

На самом деле, пистолет-пулемет MP.40 отнюдь не был массовым оружием Вермахта. Создавался он изначально для вооружения экипажей бронемашин, однако, благодаря простоте и дешевизне, использовался более широко. Но более широко — это не поголовно. В пехотном отделении Вермахта пистолет-пулемет был только у одного человека — командира отделения. Все остальные вооружались винтовками.

И, разумеется, диверсионную группу никто бы не стал вооружать автоматами. У них было бы совсем другое вооружение, а стало быть, и происходило бы всё иначе.