01/12/18
«Американская колония» на Кузбассе: как феминистки поднимали советскую промышленность

Автономная индустриальная колония Кузбасс – своеобразный и малоизвестный эксперимент 20-х годов. В 1921 году советская власть пустила в сибирский город Кемерово сотни иностранцев, чтобы те жили и работали на социалистических началах. Разочарованные и недовольные жизнью в своих странах, колонисты были яркими личностями, которые предприняли поездку в совершенно неизвестный для них край и за несколько лет восстановили его промышленность.

Нонконформисты всех стран, объединяйтесь

Всего в Кемерово приехали около 750 человек 30 разных национальностей – жители США, Нидерландов, Финляндии, Германии, Бельгии, Чехословакии. Помощь им оказывали пять тысяч советских граждан, но, несмотря на численное преобладание русских, члены АИК общались между собой по-английски. Неофициально ее называли «Американской колонией». В Нью-Йорке печаталось периодические издание "Kuzbass Bulletin", посвящённое жизни колонистов.

Основная задача АИК Кузбасс заключалась в подъеме сырьевой промышленности, пришедшей в упадок после национализации «Копикуза» - акционерного общества с французским капиталом, добывавшего уголь на территории Кемеровского рудника. Колонисты занимались угледобычей и производством кокса, а также сельским хозяйством – у них была собственная ферма на территории нынешнего Топкинского района Кемеровской области.

Мотивация приезжих состояла не только в помощи Стране Советов, но и в возможности перестроить собственную жизнь на общественных началах, исключив из нее «буржуазные» принципы, которые, как они считали, тормозят их таланты. Впрочем, многих из членов организации «Индустриальные рабочие мира», которые составили ядро колонии, их собственные коллеги характеризовали как «слишком больших фантазёров». Например, вопросы управления колонией, вплоть до мелких, первоначально решались на общих митингах, что снижало эффективность её работы.

Одним из ярких сотрудников АИК Кузбасс был голландский архитектор Йоханес Ван Лохем – строитель жилья для колонистов. В Сибирь он поехал потому, что видел возможности для реализации своих творческих идей – он считал, что каждый жилой дом должен стать архитектурным памятником. В Кемерове Ван Лохем попытался реализовать новаторскую в то время концепцию города-сада – построенные им городские дома имели приусадебные участки, а при планировании районов он заранее отводил место зелёным зонам.

Председатель правления колонии голландец Себальд Юстинус Рутгерс – еще один пример талантливого специалиста, который порвал с Родиной из-за несогласия с существующими порядками. В Нидерландах он был известен как строитель Роттердамского порта, а в США занимал видное место в левом крыле Социалистической партии Америки. Именем Рутгерса названа одна из улиц Кемерова.

Феминистки в поисках сибирского рая

Кемеровская колония привлекла к себе и женщин, придерживавшихся феминистских взглядов. В те времена это недавно появившееся движение по большей части не вызывало у западных обывателей ничего, кроме раздражения. Поэтому свободомыслящие представительницы прекрасного пола стали искать применения своим силам в постреволюционной России, где имена таких марксистских феминисток, как Роза Люксембург и Клара Цеткин, были на слуху.

Детская писательница Рут Эпперсон Кеннел – будущий секретарь Теодора Драйзера, ненавидевшая роль домохозяйки и «буржуазную мораль», прибыла в СССР в 1922 году вместе с супругом. В Сибири освободившаяся от штатовских пуританских нравов женщина ушла от мужа, предпочтя законному браку сожительство с другим колонистом из Америки. Эта история в АИК Кузбасс была не единичной – как сообщила сама Рут Кеннел на страницах журнала American Mercury, еще несколько колонисток в 1925 году порвали с мужьями ради «свободы, к которой стремились душой».

Впоследствии американка написала мемуары «Кузбасс: романтическая история». В её художественном творчестве воспоминания о Кемерове нашли отражение в повести для детей «Товарищ Костыль, или Сибирские хроники юного Дэвида Пламмера». В своей новелле «Эрнита», прототипом главной героини которой стала Рут Кеннел,

Теодор Драйзер упоминает, что она испытывала огромные внутренние противоречия, решившись бросить ребенка на попечение свекрови ради поездки в Сибирь. Однако желание «быть свободной, как мужчина» и «служить людям» оказались сильнее инстинкта материнства. В колонии Кеннел работала помощницей Себальда Рутгерса и выполняла множество других функций.

Колонисты по-разному оценивали результаты своей работы, например, им не нравилось, что русские откровенно эксплуатируют их энтузиазм. Так появилось слово kuzbasing – «трудиться за гроши ради идеи».

АИК Кузбасс просуществовала до конца 1927 года – потом власти расторгли с ней концессионный договор. Большинство колонистов вернулись домой, но некоторые их потомки по сей день живут в Кемерове, а в местном историческом музее «Красная Горка» имеется постоянная экспозиция, посвященная истории колонии.