20/03/17
Андрея Рублёв и Леонардо да Винчи. Сравнение гениев

Мы решили сравнить двух гениев мирового изобразительного искусства - Андрея Рублёва и Леонардо да Винчи.

Бог и природа

Начать сравнение следует с мировоззрения двух мастеров. Два больших художника – они, в первую очередь, два мыслителя, чьи представления о мире воплотились в творчестве.
Андрей Рублёв считается одним из ярких представителей исихазма на Руси. Исихасты практиковали неустанный контроль за своими помыслами, постоянную внутреннюю молитву, которая должна очистить ум и сердце и приблизить молящегося к Богу. «Царствие Божие внутрь вас есть», - говорится в Библии, и целью исихастов было – духовно «увидеть» Бога. «Скажи сей горе сдвинуться, и если истинно веруешь — сдвинется» - таков был их принцип.
Леонардо да Винчи считается ярким представителем западноевропейского Возрождения, «универсальным человеком». Отрицая догматы схоластики, не приемля строгие религиозные догмы, в частности, высмеивая грозного Савонаролу, да Винчи нашёл другой смысл в жизни – природу. Оттого интересы его не ограничивались одной лишь живописью. Если Рублёв стремился познать и запечатлеть Бога, да Винчи достиг совершенства в изображении природы.

Инок и инженер

Из разности миросозерцания вытекает и разность ощущения собственного места в мире. Одним из первых достоверных сведений об Андрее Рублёве являются слова о его постриге в монахи, который иконописец принял в Троице-Сергиевом монастыре при преподобном Никоне Радонежском. То есть, в первую очередь, Рублёв был иноком – и уж затем иконописцем. А Леонардо да Винчи сам не считал себя художником: несмотря на то, что он окончил мастерскую Верроккьо, где даже превзошёл в мастерстве учителя, своей основной профессией да Винчи считал инженерное дело. Живопись была для него таким же важным, интересным, но побочным занятием, как увлечения музыкой или искусством сервировки стола.

Благовещение

«Благовещение» - одна из первых самостоятельных картин Леонардо да Винчи. Библейский сюжет художник трактует довольно традиционно: у порога своего дома сидит Дева Мария и читает Библию, установленную на мраморную подставку. В нескольких шагах от неё с лилией в левой руке, преклонив колено, стоит крылатый архангел Гавриил. Богоматерь и престольный ангел изображены как богатые современники да Винчи, девушка и юноша. Кажется, что сюжет здесь менее интересен автору, чем возможности, которые открывают для него композиция и перспектива. С поразительной подробностью, блестяще выписан город на третьем плане картины.


В «Благовещении» Андрея Рублёва не найти такой детализации. Город, находящийся позади двух фигур, автору практически не интересен: почти такие же строения можно встретить и на других иконах данного типа. Однако сила воздействия его работы куда больше. Причина этого, в первую очередь, в динамике, заложенной в фигуре архангела (на работе да Винчи он статичен). Архангел делает шаг в сторону Богоматери и как будто бы вверх, поднимается к ней. Дева Мария склонилась, смиренно и низко, к благословляющему архангелу. Кажется, что её переполняют эмоции, первая из которых – радость. И верится, что на неё вправду в этот момент нисходит Святой Дух.

«Мадонна Бенуа» и копия Владимирской Богоматери

Другая ранняя работа Леонардо – так называемая «Мадонна Бенуа» или «Мадонна с цветком» - трактовка классического мотива Девы Марии с младенцем. Юная мать, умиляясь, держит на руках упитанного малыша, который с серьёзным лицом разглядывает цветок, похожий по форме на крест. Принадлежность данной картины кисти итальянского мастера была доказана Бернардом Беренсоном в 1912 году. Вот как описывает свою встречу с картиной сам искусствовед: «В один несчастный день меня пригласили освидетельствовать «Мадонну Бенуа»… Жутковатый призрак старухи играет с ребёнком: его лицо напоминает пустую маску, а к ней приделаны раздувшиеся тельце и конечности. Жалкие ручонки, бестолково-суетные складки кожи, цвет словно сыворотка. И всё же мне пришлось признать, что это ужасное создание принадлежит Леонардо да Винчи».


В начале XV века Андрей Рублёв написал копию с чудотворной иконы Владимирской Богоматери. В противоположность да Винчи, он не старался «оживить» образы, сделать их реальнее. Для него важнее было показать отношения матери, которая знает о судьбе своего ребёнка, и младенца. Она склоняется к нему, а Он прижимается к Ней. Они неотрывно смотрят друг другу в глаза.

Иоанн Креститель

Пожалуй, наиболее очевиден контраст между работами да Винчи и Рублёва – в образах Иоанна Предтечи. Фигура на иконе из иконостаса Успенского собора во Владимире, её взгляд, её поза – потрясают. Образ одновременно и сдержан, и эмоционален. Иоанн Предтеча стоит прямо, но склонив голову и сильно изогнув всё тело. Он задумчив, мудр, праведен и чист.


Иоанн Креститель Леонардо да Винчи списан с его красавца-ученика (и, возможно, любовника) Салаи. Не на золотом, как рублёвский Предтеча, а на по-рембрантовски темном фоне стоит женоподобный юноша, воздев палец в традиционном для Иоанна Крестителя жесте. На лице его лукавая улыбка. Английский искусствовед Уолтер Патер заметил, что она «выдаёт мысли, далеко не исчерпывающиеся внешним жестом или обстановкой».

Спас и «Спаситель мира»

Шестой повод для сравнения – образ самого Христа, написанный обоими мастерами. «Спаситель» да Винчи – настоящее произведение искусства, шедевр. В нём мастер довёл до совершенства владение живописной техникой и, в первую очередь, техникой сфумато, более известной по другому полотну итальянца – «Моне Лизе». Сфумато – это своеобразная дымка, которой автор окутывает предметы, смягчая тем их очертания. Это толща воздуха, отделяющая нас от героя полотна. Лицо Спасителя мы видим как бы в расфокусе. Наиболее четко изображена правая рука, которая ближе всего к нам, а также изумительно выписанная прозрачная сфера в левой руке.


От «Спаса» Андрея Рублёва сохранился лишь небольшой фрагмент. Не осталось никаких деталей – один только лик Христа. Но (возможно) тем сильнее, тем поразительнее воздействие этого образа. Здесь нет и не может быть никакой дымки. Кажется, что на нас с деревянной доски смотрит Сам Бог.

«Тайная вечеря» и «Троица»

Наконец, важнейшие, центральные произведения двух мастеров: «Тайная вечеря» Леонардо и «Троица» Рублева. Сравнивать эти два шедевра, утверждать, будто один из них лучше другого было бы лицемерием.


Один из них – высочайшее доказательство человеческих сил, другой – высоты человеческого духа. На картине да Винчи запечатлена человеческая жизнь, мир людей, человеческая природа и правда. На иконе преподобного Андрея Рублёва – правда божественная. Что ближе – каждый решает для себя сам.