29/11/18
Архип Осипов: первый вечный солдат России

В российской армии есть уникальная традиция – зачисление солдата навечно в списки части. Применяется такая почётная награда для погибших при исполнении боевых заданий.

Порядок почитания вечных солдат строго прописан в общевоинском уставе Вооружённых сил. На вечерней поверке имя навечно зачисленного всегда зачитывается первым, на него звучит отзыв: «Погиб смертью храбрых в бою за свободу и независимость Отечества».

Традиция «вечных солдат» зародилась в 1840 году и применялась нечасто – к 1909 году их в русской армии было 10 человек. Однако ценность этой награды для солдат и офицеров была настолько высока, что некоторые командиры отрядов издавали подобные приказы в начале 1920-х годов уже в армии советской.

Официальное возрождение традиции состоялось в 1943 году, когда навечно в списки 1-й роты 254-го гвардейского полка был зачислен Александр Матросов. Как сообщает биографический справочник, составленный в 1990 году Александром Зайцевым, Иваном Рощиным и Валентином Соловьёвым, к концу Великой Отечественной войны «вечных солдат» было около трёхсот пятидесяти; к началу 1990-х их стало 412. А ведь подвиг Архипа Осипова – первого вечного солдата России власти поначалу даже не заметили.

Архип Осипов – известное и неизвестное

О первом «вечном солдате» России мы знаем немного. Родился в селе Каменка Липецкого уезда Киевской губернии в семье крепостных крестьян, около 1820 года попал в рекруты, на втором году службы почему-то…сбежал из части. От наказания тысячей шпицрутенов, после которого в живых обычно не оставались, будущего героя спасает то, что к месту службы он вернулся добровольно.

Дальше Архип служил исправно, участвовал в войнах с Турцией и Персией, был награждён медалями, и особой нарукавной нашивкой за 15 лет беспорочной службы. К весне 1840 года в составе Тенгинского полка солдат оказался в укреплении Михайловское Черноморской линии.

Серия русских укреплений в Причерноморье была построена в 20-30-е годы XIX века, когда после русско-турецкой войны к России отошли Сухум и всё побережье Абхазии. Места это были неспокойные, горцы постоянно совершали набеги на русские части. Добавлял трудностей и климат.

Всю зиму 1839-1840 годов в гарнизоне не прекращались эпидемии. А 3 апреля Михайловское, где в строю осталась едва ли треть солдат, атаковали одновременно больше десяти тысяч горцев.

Одну за другой они прорывали линии русской обороны. В конце концов, когда противник вошёл в село, раздался мощный взрыв. На воздух взлетел погреб, где хранилось более двухсот пудов гранат и пороха. Погреб, а заодно себя и множество неприятелей подорвал Архип Осипов.

Есть несколько версий относительно того, как именно это произошло. По одной, герой сидел в самом погребе и выстрелил по боеприпасам, по другой – бросил горящее полено в бочки с порохом, которые горцы уже начали вытаскивать. Впрочем, точных обстоятельств случившегося мы никогда не узнаем, ведь дословные рассказы товарищей Архипа до нас не дошли.

Спустя месяц после событий был составлен проект указа Николая I, в котором примером мужества был назван…командир гарнизона штабс-капитан Лико. И только позже, когда были выкуплены из плена оставшиеся в живых участники событий, справедливость восторжествовала.

Штабс-капитан действительно мог предложить план со взрывом погреба, но исполнил его Архип Осипов, сам Лико к моменту взрыва был серьёзно ранен и позже погиб. Осенью 1840 года был подписан указ военного министра графа Александра Чернышёва, который гласил:

«Cохранить навсегда имя [Осипова] в списках 1 гренадерской роты Тенгинского полка, считая его первым рядовым, и на всех перекличках, при спросе этого имени, первому за ним рядовому отвечать: "Погиб во славу русского оружия в Михайловском укреплении"».

Действительно ли погибший герой заранее планировал подвиг, или действовал в сиюминутных обстоятельствах боя? Просил ли он «обрекая себя на столь славную смерть, товарищей помнить его дело, если кто-либо из них останется в живых»,—  как говорилось в приказе Чернышёва, или же возвышение простого солдата могло быть частью пропагандистской политики, как считал автор очерка о нём в «Независимом военном обозрении» Александр Пронин? Этого мы не узнаем. Но традиция вечных солдат, родившаяся ещё в позапрошлом веке, жива.

В память о произошедших событиях укрепление Михайловское позже было переименовано в село Архипо-Осиповка. Там установлен большой поклонный крест, сохранившийся до наших дней. Памятник Архипу Осипову и штабс-капитану Лико в Геленджике разрушили после 1917.