02/12/17
Public domain
Банда «санитаров»: безжалостные убийцы из Ростова-на-Дону

В начале 80-х годов жители Ростова-на-Дону начали бояться открывать дверь сотрудникам скорой помощи и участковым врачам, а бдительные соседи больных вызывали милицию. Виной тому были ходившие по городу слухи о банде грабителей, которые врывались в квартиры, пытали и с особой жестокостью убивали хозяев.

Бандиты в белых халатах знали, кого грабить. Им были не интересны простые люди - их жертвами становились подпольные советские богачи – директора магазинов, фарцовщики, цеховики. Нападения явно совершались по наводке.

Богатые жертвы

Банду прозвали «санитарами» - в феврале 1981 г. в квартиру к директору овощного магазина Муранову (имена жертв в разных источниках написаны по-разному) преступники попали, представившись сотрудниками санэпидстанции. Жена директора с готовностью открыла им дверь. Ее начали избивать, требуя, чтобы она сказала, где хранятся деньги и ценности. Бандиты унесли целое состояние: около 17 тысяч рублей, украшения, часы, дубленку.

Представившись врачами скорой, преступники проникли и к обеспеченной портнихе Сабировой. На этот раз их добыча оказалась скромнее – украшения на сумму около полутора тысяч рублей.

Хозяев квартир жестоко избивали, но многие остались живы. Казарян, директор одного из пунктов приема стеклотары, даже под пытками не сказал, где хранит свои сбережения, – преступники взяли все, что нашли, но убивать несговорчивого человека не стали.

Жестокие убийства

Долгое время у следствия было всего несколько зацепок: грабежи совершала банда, преступники имели не славянскую наружность и были хорошо информированы. Отпечатков пальцев в базе данных не было. Однако чем больше совершалось преступлений, тем яснее становилась связь между ними.

5 февраля 1980 г. в квартиру Ларисы Слепаковой, жившей в центре Ростова, позвонили. Хозяйка открыла дверь и сразу же оказалась отброшена ворвавшимися. Главный налетчик был с топором. Бандиты зарубили Слепакову и ее беременную дочь, но не увидели, что на кухне за закрытой дверью сидела соседка, зашедшая в гости. Услышав звуки борьбы, она выскочила на балкон. Она смогла привлечь внимание прохожих. Прибывший наряд милиции обнаружил жертв: зарубленную топором Слепакову и ее задушенную дочь.

Слепакова была спекулянткой, занималась перепродажей дорогих и дефицитных вещей. Она вела списки клиентов, среди которых были весьма влиятельные люди. Им не хотелось становиться фигурантами уголовного дела, и следствие всячески тормозилось, а потом и вовсе было закрыто.

Однако после серии ограблений, совершенных «санитарами», производство по делу вновь возобновилось. Следователь сохранил все наработки, включая данные из записной книжки Слепаковой.

Преступления «санитаров» совершались по одной схеме, и почерк выдавал грабителей. Жестокое убийство Елены Фроловой, жены известного скупщика золота, напоминало трагедию Слепаковой: Фролову пытали, а затем задушили. Ее муж не хотел признаваться в том, сколько было украдено, но следователям было понятно: добыча явно была богатой.

Через некоторое время «санитары» убили пенсионерку Артамонову, которую все соседи считали нищей. Оказалось, что старая женщина хранила огромные ценности под матрасом, который бандиты не додумались поднять. Пенсионерка предпочла умереть, но не выдала место хранения ценностей.

Дело о наркотиках

Следователь Закшевер параллельно работал с делом о ростовских наркопритонах. Он должен был допросить подозреваемых в сбыте наркотиков – двух студентов мединститута. Те, подрабатывая на скорой, приворовывали, а затем перепродавали препараты, содержавшие наркотические вещества. Они и сами принимали наркотики.

Как выяснилось, среди их покупателей был некий Зафас. Имя показалось Закшеверу знакомым – в зашифрованных списках клиентов Слепаковой значился «Запас», который был достаточно обеспеченным для того, чтобы приобретать дорогие вещи.

Следователь выяснил, что Зафас «опекал» студентов, напрямую покупая у них наркотики, иногда одалживал им деньги. Однажды он попросил их украсть для него медицинскую униформу и фонендоскопы. Такое совпадение сразу насторожило команду следователей.

Человек из хорошей семьи

Зафас Барциц на первый взгляд преступника не напоминал. У этого успешного прораба из «Ростовгражданстроя» было все: обеспеченные родители, влиятельные родственники, два высших образования, семья. Он жил в центре Ростова и ни в чем не нуждался.

Подозрительными показались два факта. Во-первых, Барциц довольно часто брал отгулы за свой счет и уезжал из Ростова. Во-вторых, он зачем-то снимал частный дом на окраине Батайска и регулярно туда наведывался. Милиционеры решили организовать наблюдение и прибыли в Батайск. Там они поставили строительный вагончик и под видом дорожных рабочих целыми днями честно прокладывали новую трассу: копали землю, вбивали колышки.

Выяснилось, что вместе с Барцицом в доме часто бывает криминальный авторитет Христя (Хачарес Косиян), приезжавший с подельниками. Но пока следствию было не за что зацепиться, и расследование продолжилось.

Закшевер и другие следователи выяснили, что в Ростов Барцица отправили родственники, потому что на родине в Абхазии он успел испортить себе репутацию, участвуя в грабежах. От тюрьмы его спасли семейные связи. Еще тогда он пристрастился к наркотикам, а к началу 80-х не мог обходиться без нескольких ампул «Промедола» в сутки (цена трех ампул составляла около 75 рублей - большие по тем временам деньги). Общаться с бывшими подельниками он тоже не прекращал.

Донецкое дело

Неопровержимые улики были получены из Донецкой области – там была ограблена богатая квартира в Горловке. Милиционеры задержали известного ростовского грабителя Вахо (Автандила Ломидзе). Его подельникам удалось сбежать, но на месте преступления остались отпечатки.

Их сличили с найденными в квартирах, ограбленных «санитарами». Оказалось, что в Горловке действовали как Барциц, так и гость его дома в Батайске находившийся в бегах Мовсес Айвазян.

Дальнейшее расследование показало: в банду «санитаров» входят многие старые подельники Барцица: Гриша Кутателадзе, Солтан Султанов и другие.

На всех уровнях банда была связана с наркотиками – грабежи были лишь одним из направлений ее деятельности, причем не основным. Всего банда «санитаров» действовала около четырех с половиной лет. Именно она контролировала поставки веществ в Ростов. Промежуточным звеном между поставщиками и покупателями были врачи. Двоих медиков, решивших самостоятельно продать наркотические препараты, взяли с поличным, и они начали выдавать тех людей, с которыми общались.

Аресты «к праздникам»

Оперативники планировали собрать как можно больше доказательств, но начальство хотело продемонстрировать успехи ростовского Уголовного розыска побыстрее. Отчет о раскрытии серии громких преступлений было решено подать к ноябрьским праздникам.

Барцица задержали у его дома. Арестованный не сопротивлялся. При нем были документы, пакет с наркотиками и деньгами, а в машине – пистолет и нож. Барциц понимал, что его арестуют, и намеревался бежать. Он очень надеялся, что и в этот раз его спасут. И не напрасно: на следователей начали оказывать давление. Барцицу грозила высшая мера, но приговор суда в 1984 г. был мягок – девять лет лагерей. Для мозгового центра группировки и главного наводчика это был очень небольшой срок.

Аресты остальных фигурантов дела было решено провести к началу 1982 г. Прослышав о том, что их вот-вот задержат, многие «санитары» пустились в бега.

Авторитет Христя (Косиян) вообще не верил в то, что его могут задержать, поэтому не прятался. Он лег в больницу, где его и арестовали. По приговору суда он получил 15 лет лишения свободы. Косияна в свое время видел сосед портнихи Сабировой – он опаздывал в рейс и попросил сидящего в автомобиле водителя его подвезти. Косиян грубо выругался, а обиженный моряк запомнил номер «Волги».

Было установлено, что Слепакову и ее дочь убили Барциц, Султанов и один из телохранителей Косияна – Геннадий Дворников. После ареста Зафаса они попытались скрыться, но были пойманы. Оба преступника были наркоманами. Султанов, когда у него началась ломка, вышел из укрытия, надеясь раздобыть дозу, а Дворникову оперативники через подставных лиц предложили выгодно купить партию наркотиков.

Айвазяна, который сбежал сразу же после ограбления в Горловке, нашли в Сибири, где его удалось задержать почти случайно – он попался при проверке документов. Решив, что терять ему нечего, он едва не устроил катастрофу самолета, на котором его везли в Ростов, – попытался открыть люк при взлете. Суд приговорил его к высшей мере наказания, но через два года приговор смягчили, заменив 15 годами лишения свободы.

Всего в группировку входили около 60 человек. Но не все из них оказались на скамье подсудимых. Расстрелян же был только Кутателадзе. Многих бандитов «прикрыли» влиятельные покровители.