21/03/18
Twitter
Был ли шанс сохранить СССР

Как можно ответить на этот вопрос, когда история не имеет сослагательного наклонения? В данной сфере не поставить эксперимент и «нельзя дважды войти в одну и ту же реку». Кроме того, когда спорят по поводу имевшегося шанса удержать на плаву СССР, в само понятие Союза вкладывают разное содержание. Что для вас есть СССР? Предполагает ли это политическое образование обязательную государственную собственность в экономике и монополию КПСС на власть? А ведь в 1989-1990 годы Советский Союз этими качествами уже не обладал. И, кстати, сохранить их практически не было возможности. Кажется, даже большинство ортодоксальных коммунистов давно с этим согласились.

Тогда что же такое СССР? Единое союзное государство республик, ныне составляющих конгломерат независимых, подчас враждующих между собой государств? И здесь есть тема для разговора. И, пожалуй, имеет смысл рассказать о двух самых последних попытках сохранить Союз Республик.

Выступление 19-21 августа 1991 года, известное как путч ГКЧП, сорвало подписание нового Союзного договора, согласно которому СССР переучреждался как Союз Суверенных Советских Республик. Причём республики входили в него именно на добровольных началах. Очевидно, из прежних пятнадцати республик в нём остались бы только девять. В переговорах по поводу создания обновлённого Союза принимали участие новые демократически избранные руководители республик. Скорее всего, в него не вошли бы республики Прибалтики, Молдова, Грузия, а также, очевидно, Армения из-за вражды с Азербайджаном в связи с Нагорным Карабахом. Союзный центр выступал в процессе как модератор.

В ходе консультаций предлагалось, чтобы новое объединение получило название Союз Суверенных Государств. Это было логично, поскольку республики уже представляли собой таковые и договаривались между собой как полноправные субъекты международного права и лишь добровольно соглашались передать часть своих суверенных прав новой стуктуре.

Публиковались различные проекты Союзного договора, и в них фигурировал то Союз Суверенных Республик (без прибавки «Советских») («Известия», 9 марта 1991 г.), то Союз Суверенных Государств («Правда», 27 июня 1991 г.), то Союз Советских Суверенных Республик («Московские Новости», 23 июля 1991 г.). Последний проект, видимо, был уступкой консервативным кругам, так как оставлял слово «Советские» и привычную аббревиатуру СССР. Но по содержанию все они были очень похожи. Признавая все основополагающие документы в области прав человека, субъекты Союза передавали в его ведение вопросы обороны, внешних сношений, финансов, общего экономического пространства, общих коммуникаций, борьбы с трансграничной преступностью и т.д. Сохранялась даже должность президента Союза, правда, уже без полномочий, которыми обладал прежний президент СССР.

Однако по-разному решался вопрос формирования высших органов власти. В одних проектах декларировалось, что каждое государство должно иметь совершенно равное представительство в союзном парламенте. Другие ратовали за двухпалатный парламент, в нижней палате которого представительство было бы пропорциональным количеству населения (в этом случае право вето при принятии общесоюзных законов принадлежало бы России, что многим не нравилось). Не всё было однозначно и с порядком составления кабинета министров.

По ходу дела возникла трудность, связанная с тем, что М. Шаймиев настаивал на вхождении в Союз его Республики Татарстан в качестве полноправного члена, а не в составе Российской Федерации. Тем не менее 15 августа был опубликован, по-видимому, парафированный после консультаций в Ново-Огарёве проект Союзного договора, где фигурировал Союз Суверенных Советских Республик (СССР). М.С. Горбачёв по телевидению заявил, что уже 20 августа новый договор подпишут главы России, Белоруссии и Казахстана. Были расписаны и оглашены сроки подписания договора лидерами остальных шести республик, вплоть до конца октября 1991 года.

Но уже через несколько дней произошел реакционный путч, который оказался на руку тем, кто, решив воспользоваться ситуацией, в ходе его подавления провозгласил полную государственную независимость здесь и сейчас.

Однако попытки спасти Союз продолжались. 5 сентября 1991 года V Съезд народных депутатов СССР объявил о начале переходного  периода для подготовки договора о Союзе Суверенных Государств (ССГ). Он же учредил временный верховный орган власти, формирующийся республиками на паритетных началах, – Государственный Совет СССР. На 9 декабря 1991 года было намечено подписание договора о создании ССГ, который определялся как конфедеративное государство. Из перечня функций Союза, которые имелись у него в прежних его вариантах, исчезли внешние сношения. По всем вопросам управления государствам Союза теперь предписывалось заключать отдельные союзные договора.  Единство вооружённых сил оставалось неизменным. Создавались общие органы власти, причём Россия имела наибольшее представительство в обеих палатах союзного Верховного Совета. Президент Союза избирался всеобщим голосованием всех граждан ССГ, то есть Россия опять получала здесь преимущество. Столицей конфедерации называлась Москва.

Согласие заключить договор о ССГ высказали Россия, Беларусь, Казахстан и среднеазиатские республики. Азербайджан отпал, а Украина поставила отношение к договору в зависимость от референдума о независимости, намеченного на 1 декабря. Тем не менее подписание договора было назначено на 9 декабря.

Главы бывших союзных республик, а ныне суверенных государств, уже съезжались в Белокаменную на торжественную церемонию. И тут случилась неожиданная вещь. Аккурат накануне намеченного события, 8 декабря 1991 года, президент РФ Борис Ельцин вдруг исчез из Москвы. Он вернулся лишь спустя сутки вместе с Леонидом Кравчуком и Станиславом Шушкевичем. Выяснилось, что они были в Беловежской пуще. Ельцин сказал, что никакого ССГ не будет, а вместо него образуется СНГ с непонятной структурой и функциями. Все, кто хочет, могут в него войти, вот только пока непонятно, что они будут там делать. Ну да потом определимся. Говорят, более всех остальных обманутым себя почувствовал президент Казахстана Нурсултан Назарбаев.

Вероятно, если бы не действия отдельных известных лиц (и даже одного лица), то Союз в одном из последних вариантов мог бы состояться. А какова была бы его дальнейшая судьба – это уже другой вопрос.