13/08/18
«Цепь Корана» и другие репрессии против советских мусульман

Атеистическая политика советского государства была направлена не только против русского православия, но и против всех разновидностей «опиума для народа». Маховик репрессий затронул и мусульманское духовенство, остававшееся в первые годы после Октябрьской революции влиятельной силой на Кавказе, в Крыму, Поволжье и Средней Азии.

Преследования 1930-х годов

К разрушению мечетей коммунисты приступили в 1930-х годах. Большинство подобных зданий было снесено или перепрофилировано под новые нужды, функционирующими остались единицы.

К концу 1930-х годов почти полностью была ликвидирована система духовного образования мусульман. Новые поколения татар, узбеков и азербайджанцев, обучавшиеся письменности на основе русского алфавита, уже не умели читать дореволюционные религиозные книги, напечатанные арабской вязью. Совершать хадж также оказалось невозможно – в 1938 году Советский Союз прервал дипломатические отношения с Саудовской Аравией из-за переориентации дипломатов на европейское направление.

Выход из ситуации часть мусульман видела в эмиграции. Поскольку горные районы полностью не контролировались, от 500 тысяч до миллиона советских граждан перешли границу, укрывшись в Афганистане и Уйгурии.

Дело ЦДУМ

К тяжёлым для верующих последствиям привела смерть в 1936 году муфтия Центрального духовного управления мусульман Ризаэтдина Фахретдинова. Власти решили воспользоваться «обезглавленным» положением ЦДУМ, чтобы расправиться с его руководителями. Они поддержали одного из кандидатов в муфтии – Габдрахмана Расулева. Сторонники же Кашафа Тарджиманова, бывшего заместителя Фахретдинова, хотевшие расширения самостоятельности духовенства, были обвинены в самоуправстве и финансовых махинациях.

Сам Тарджиманов был задержан в Москве весной 1936 года по санкции прокурора СССР Андрея Вышинского. Место его смерти неизвестно. За мнимую причастность к «заговору руководителей ЦДУМ» поплатились и сотни мулл на местах. 30 человек было приговорено к расстрелу.

«Цепь Корана»

По своим масштабам дело № 035, вошедшее в историю под оперативным названием «Цепь Корана», было сходно с репрессиями против руководства ЦДУМ. Оно затронуло мусульманское духовенство и верующих пяти республик. Всего по делу проходили подозреваемыми 237 человек. Все они числились участниками «панисламистской повстанческой организации».

Дело, поначалу состоявшее из нескольких разрозненных уголовных дел, было сфабриковано чекистами в 1940 году. Первоначально оно основывалось на показаниях ишана (образованного муллы) Суфихана Искандерова, который рассказал о существовании в Узбекистане тайной организации. Её целью было объявлено отторжение от СССР Средней Азии и установление на её территории теократического правления и шариатских порядков. Повстанцам инкриминировалось получение поддержки от Саудовской Аравии, Ирана и Турции, а также Англии и Франции. Кроме того, они были обвинены в связях с узбеками-эмигрантами в Афганистане и Британской Индии.

Звенья «Цепи Корана» нашлись на обширной территории – в Алма-Ате, Самарканде, Туркмении и двух регионах РСФСР, однако большая часть обвиняемых происходила из Южно-Казахстанской и Актюбинской областей. Эти люди в глазах советской власти уже давно числились неблагонадёжными, будучи судимыми в 1929-31 годах за контрреволюционную агитацию. Кроме мулл фигурантами дела стали светские лидеры – местные аристократы. Среди них, например, сын крупного землевладельца и руководителя суфийского братства Камалетдин Мухитдинов-Валиханов. В его распоряжении, по версии следствия, было 60 учеников-мюридов в Узбекистане и Таджикистане, готовых беспрекословно подчиняться ишану. Фактически же, по мнению историка Юлии Гусевой, эти лица просто входили в круг общения Мухитдинова, не подозревая ни о каком «панисламизме».

У фигурантов дела нашли тексты антисоветской пропаганды, в том числе и стихотворные. Утверждалось, что панисламисты имели намеченные объекты для диверсий в случае вступления СССР в войну с капиталистическими странами. 12 человек из числа обвиняемых были расстреляны, 58 отправились в лагеря, судьба многих фигурантов неизвестна. В 1959 году все они были реабилитированы.

Долгое время о «Цепи Корана» не было никаких сведений. Документы по делу нашлись в Казахстане только в 2017 году, с тех пор оно вошло в круг интересов историков.

В годы войны и после

Конец репрессиям против мусульман положила Великая Отечественная война. Чтобы не потерять поддержку восточных народов, советская власть позволила имамам свободно отправлять обряды, возобновила работу часть мечетей. С этого времени легальное исламское духовенство уже не опасалось за свою жизнь, хотя несло повышенную налоговую нагрузку. Действовало единственное медресе в Бухаре и исламский институт в Ташкенте.