01/11/18
Чего надо бояться вору в законе, который взял в руки грабли

Воровской мир живет по своим законам, или «понятиям», нарушение которых жестоко карается. Для криминального авторитета — вора в законе — существует свой кодекс. Его нужно чтить особенно ревностно, ведь для остальных воров «законник» является образцом для подражания и своеобразным хранителем традиций.

«Законники» и грабли

По воровским понятиям, вор в законе не имеет права на множество вещей. Прежде всего, он не может иметь своей семьи (жены и детей). Любые родственные связи — это возможность воздействовать на криминального авторитета, шантажировать его и диктовать свою волю. Поскольку вор в законе отвечает за всю криминальную группировку, он должен быть абсолютно неуязвим.

По той же причине «законнику» нельзя поддерживать отношения с родителями и другой родней, заводить долговременные связи с женщинами. Вор в законе может иметь половые отношения. Он — не монах и не аскет. Однако никаких возлюбленных и любовниц на длительный срок быть не должно.

Особое место в «кодексе поведения» занимает недопустимость сотрудничества с государством. Это касается всего: службы в армии, выполнения каких-то поручений, работы. В некоторых кругах «законникам» не положено даже газеты читать, поскольку те издаются официальной властью.

В 2014 году раскороновали «законника» Сашу Северного. Он давал интервью различным телевизионным каналам, то есть стал слишком публичным и «ссучился», начал сотрудничать с представителями государственных структур.

В отношении трудовых обязанностей воровские понятия особенно суровы. Даже под страхом смерти вор в законе не имеет права делать какую-либо работу. И в тюрьме, и в обычной жизни любые трудовые обязанности за него выполняют «шестерки».

«Законник» не берет в руки грабли (метлу, рубанок и пр.). Даже высшее руководство лагеря не может заставить его работать. Надзиратели всегда знают, какой зэк где сидит, и обычно не предлагают ворам в законе никаких трудовых повинностей. Во-первых, это бесполезно. Во-вторых, слишком настырный «кум» в погонах может и жизнью поплатиться за неуважение, проявленное к воровскому авторитету.

Ритуал «ссучивания»

Иногда «честных» воров на зонах специально «ссучивали» — под страхом смерти заставляли что-либо делать по приказу надзирателя. Работа могла быть какой угодно. Надзиратель мог заставить звонить в колокол, убирать территорию и пр.

Это явление было массовым после Великой Отечественной, когда все зоны поделились на «черные» и «красные». На «черных» зонах мотали срок «честные» воры, не служившие в Красной Армии во время войны. На «красных» — зэки, воевавшие против фашистов, то есть «ссучившиеся».

Между этими двумя категориями арестантов в послевоенное время происходили жестокие массовые столкновения — настоящие «сучьи войны». Их описал в своей автобиографической книге «Всё потерять — и вновь начать с мечты» друг Владимира Высоцкого и бывший политзаключенный Вадим Туманов. Он сидел на Колыме в 1948—1956 годах за антисоветскую деятельность.

По свидетельствам Туманова, «сучьи войны» между зонами зачастую приводили к большой резне. Не редки были и проверки на способность «ссучиться» — выполнить приказ администрации зоны.

Такое часто случалось в лагере «Новый» под Магаданом. Эта «черная» зона была одной из немногих, где зэки упорно держали свою линию и не шли на контакт с администрацией. Последняя знала о «сучьих войнах» между зонами и специально провоцировала зэков, чтобы те убивали друг друга.

Самых авторитетных воров периодически собирали во дворе и вынуждали что-либо делать (на «Новой» зоне — звонить в колокол). Отказавшегося выполнять приказ комендант убивал на месте. Исход событий зависел от силы характера зэка. Самые стойкие умирали тут же. Тот, кто трусливей и слабей, — звонил в колокол, уже зная, что в бараке его прирежут соседи-сидельцы.

Власти поощряли подобные расправы. Советский Союз нуждался в дешевой рабочей силе, а воровские понятия мешали исполнению высоких планов компартии. Искоренение преступного элемента, не желающего трудиться, дало стране миллионы бесплатных «рабов», выполнявших громадный объем работ. В некоторых областях промышленности заключенные производили до 90% всей продукции.

Расплата за труд

Если законопослушные граждане за труд получают вознаграждение, то вор в законе лишается своего титула. «Законник», взявший в руки лопату или другие орудия производства, считается «ссученным», продавшимся официальной власти. За это полагается наказание.

Простые преступники не имеют права наказывать вора в законе. Это им «не по чину». Приговор одному вору в законе может вынести только другой такой же авторитетный вор. Обычным наказанием за «ссучивание» является раскоронование «законника».

Ритуал раскоронования выполняется на воровской сходке. Степень наказания зависит от тяжести проступка. Легкий вариант — ссученного «законника» подвергают публичному унижению. Ему дают пощечину или бьют по ушам. Наказанный не имеет права ответить на удар. Знает, что кара им заслужена.

После удара по ушам или пощечины вор в законе считается официально раскоронованным и изгнанным. Теперь его не примет к себе ни одна криминальная группировка.

За тяжкие преступления — кражу из общака, сокрытие доходов или сотрудничество с правовыми структурами — «законника» наказывают гораздо более жестоко. Его могут сильно искалечить или даже убить.

Но и оставшемуся в живых раскоронованному вору приходится несладко. «Законниками» обычно становятся преступники, вставшие на криминальный путь еще в юные годы и сидевшие «по малолетке». Естественно, у них нет ни профессии, ни каких-либо трудовых навыков. Искалеченный и выброшенный на улицу, раскоронованный «законник» никому не нужен: ни государству, ни семье, которой у него попросту нет.