06/09/16
Почему лучше откладывать важные дела на потом

Прокрастинация - откладывание важных дел на потом. Этот синдром ученые уже успели окрестить «главной болезнью современности», однако не все так однозначно. Прокрастинировать можно и с пользой.

Что такое прокрастинация?

Прокрастиницая — психологический синдром, который  обозначает откладывание важных дел на потом, что обычно приводит к конфликтам и проблемам.

Русскоязычного синонима у этого термина нет, больше всего подходит слово «переносительство». Само слово «прокрастинация» - калька с английского procrastination, которое составлено из латинских crastinus — «завтра» и pro — «на».

Психологи обычно не видят в прокрастинации ничего хорошего и определяют её как механизм борьбы с тревогой, связанной с принятием решений, началом или завершением каких-либо дел.

Три основных критерия, на основании которых поведение человека определяется как прокрастинация, это контрпродуктивность, бесполезность и отсрочка.

Когда она стала проблемой?

Дата рождения термина «прокрастинация» — 1977 год. Именно тогда одновременно вышли сразу две книги: «Прокрастинация в жизни человека» Рингенбаха и «Преодоление прокрастинации» Эллиса и Кнауса.

С того времени ученые все меньше прокрастинировали и выдавали одну научную работу за другой, придумывали опросники для изучения этого синдрома, проводили академический анализ прокрастинации. Сейчас уже даже есть, посвященный этой проблеме, научный журнал Procrastination And Task Avoiding («Прокрастинация и избегание задач»).

Однако хотя термин и появился во второй половине XX века, прокрастинировали люди всегда.

Самое раннее описание этого синдрома принадлежит Гесиоду (ок. 800 г. до н. э.), который призывал никогда не откладывать работу на завтра, поскольку лишь усердие обеспечивает успех, если же человек откладывает свои дела, то его уделом становится нищета.

Цицерон (44 г. до н. э.) считал медлительность неприемлемой в любом деле. Примерно за 400 лет до этого афинский историк Фукидид писал, что прокрастинация — одна из наиболее вредных человеческих черт. Она может принести пользу лишь при откладывании начала военных действий, позволяя тщательнее подготовиться к войне…».

Таким образом, прокрастинация была бичем человечества задолго до XX века, а экономист Джордж Эйнсли даже назвал её «базовым импульсом человека».

Почему мы прокрастинируем?

Хотя изучением прокрастинации занимаются в основном психологи, у неё есть вполне конкретное биологическое обоснование.  Все дело в противодействии двух отделов мозга: лимбической системы и префронтальной коры.

Если первая отвечает за центр удовольствий, то вторую можно определить как «внутренний планировщик».

Как можно понять, между этими системами возникает конфликт: лимбическая система ратует за немедленное удовольствие, а префронтальная кора - за то, что будет хорошо для нас в долгосрочной перспективе.

По мнению доктора философии и автора «Дайджеста Прокрастинации», Тимоти А. Пичила, префронтальная кора — это часть мозга, которая отличает нас от животных, управляемых только рефлексами и стимулами. Чтобы нам что-то сделать, нужно усилие; как только контроль ослабляется, мы с легкостью отказываемся от выполнения сложного и неинтересного задания, и отдаемся во власть лимбической системы.

Действительно ли она вредна?

С одной стороны, прокрастинация, конечно, вредна. Она тормозит бизнес-процессы и часто приводит к бытовым ссорам. В последние годы прокрастинация становится все более серьезной проблемой.

Один из самых авторитетных исследователей прокрастинации Ноам Милграм писал, что средний уровень откладывания «на потом» за последние 25 лет явно повысился. Милграм связывает это с ростом других проблем: склонности к ожирению, увлечения азартными играми и так далее. В общем и целом, тенденция пугающая.

Но не все так однозначно.

Есть латинское выражение festina lente — «спеши медленно», а Лао-цзы даже стал автором доктрины у-вэй, «пассивного достигания».

Сегодня ученые относятся к прокрастинации уже не с таким негативом. Есть в ней и польза. Так, известный американский экономист Нассим Николя Талеб считает прокрастинацию даже полезным качеством для человека.

Во-первых, инстинкт прокрастинации просыпается в человеке только тогда, когда его жизнь вне опасности, поэтому прокрастинация может быть сигналом к тому, что мы находимся в зоне комфорта и нам ничего серьезного не угрожает.

Талеб определяет прокрастинацию как нашу естественную защиту: «пусть все идет своим чередом и упражняется в антихрупкости. На экзистенциальном уровне мое тело восстает против порабощения». Прокрастинация для ученого является одной из форм сопротивления капиталистической модели.

Не склонны считать прокрастинацию абсолютным злом и другие ученые.

Профессор Стэнфордского университета Джон Перри писал в Huffington Post, что есть два вида прокрастинации, которые даже могут помочь нам увеличить продуктивность.

Во-первых, прокрастинация часто бывает связана с перфекционизмом. Поэтому для перфекциониста прокрастинация может даже принести пользу: если прокрастинатор-перфекционист будет делать задание в последний момент, это избавит его от рефлексии по поводу неидеально (как ему кажется) выполненной работы.

Также прокрастинация может быть полезной тогда, когда нужно определиться с действительной важностью задач. Откладывая незначительные дела, мы в конце концов сводим на нет их ценность, и часто оказывается, что они были попросту не нужны.

Робер Бенчли в 1930 году писал: «Любой человек может сделать любое количество работы, при условии, что это не та работа, которую он должен делать в этот момент».

Как полезно прокрастинировать?

С прокрастинацией не обязательно бороться. Можно её приручить. Писатель и сценарист Рэймонд Чандлер работает так: он выделяет себе четыре часа для работы, но если в это время он не пишет, то просто сидит, ничем посторонним себя не занимая.

Сидеть без дела четыре часа очень скучно, поэтому Чандлер очень продуктивный писатель.

Уже упомянутый гарвардский профессор Джонн Перри предлагает приручить прокрастинацию при помощи её структурирования. Этого можно достичь при помощи несложной психологической уловки.

Когда мы что-то планируем, то обычно помещаем самые сложные и важные дела в начало списка, а дела незначительные и несложные оставляем в конце. Потом прокрастинатор смотрит на этот список, его лимбическая система протестует и требует немедленного удовольствия, но не получает его, поскольку выполнить нахрапом сложное дело для прокрастинатора крайне сложно. И он не делает ничего, боясь своих «монстров» из верха списка.

Перри предлагает обмануть лимбическую систему и вносить в верх списка незначительные дела, тогда их выполнение сдвинет дело с мертвой точки.