07/12/17
Чем вооружались красные и белые армии в Гражданскую войну

Почти вся материальная часть бывшей царской армии досталась большевикам. Помимо фронтового оружия в руках советского правительства оказались многочисленные тыловые арсеналы и большинство заводов по выпуску вооружения и взрывчатых веществ. Поскольку армии периода Гражданской войны значительно уступали в численности армиям Первой мировой войны, то снабдить их оружием для большевиков не представляло особой проблемы.

В годы Первой мировой войны в Россию было поставлено значительное количество иностранных пулемётов, в основном британских систем Виккерса и Льюиса. В 1914-1917 гг. общее количество закупленных Россией пулемётов превысило число произведённых в самой стране (32 тыс. против 28 тыс.). Большая часть патронов и артиллерийских снарядов для Русской армии в Первую мировую также поступила из-за границы.

Главным видом стрелкового вооружения Рабоче-крестьянской Красной Армии - РККА, а также белых армий в Гражданскую войну была трёхлинейная (0,3 дюйма или 7,62 мм) винтовка Мосина; основным видом пулемётов - «Максим», выпускавшийся Тульским заводом. А вот снабжение войск боеприпасами стало для Красной Армии проблемой, которая, однако, в начале Гражданской ещё не стояла так остро, как впоследствии. Как отмечал советский военный историк Н.Е. Какурин в 1925 году: «Главными источниками снабжения Красной Армии, особенно в первый период гражданской войны, являлись склады военного имущества старой армии; иссякание их начало ощущаться лишь в 1919 г. … В 1918 г. РСВР [Революционный Военный Совет Республики – авт.] установил следующий предельный расход на дивизию в месяц: винтовочных патронов 200 000, 3-дюймовых лёгких – 15 000, 48-линейных выстрелов – 1000, 6-дюймовых выстрелов – 1000».

Таким образом, каждый из примерно 3-4 тыс. стрелков одной дивизии должен был производить в день из своей винтовки в среднем не более двух выстрелов! Впрочем, учитывая низкую (по сравнению с Первой мировой) интенсивность боёв в ходе Гражданской войны, этого, видимо, было достаточно.

Наладить собственное производство вооружения для советского правительства в то время было проблемой не из-за отсутствия заводов, а из-за нехватки сырья. Главные районы добычи железа на Урале и Украине оказались в 1918 г. в ведении контрреволюционных сил. Известен тезис Ленина, выданный весной 1919 года: «Если мы до зимы не завоюем Урала, я считаю гибель революции неизбежной». Урал был занят Красной Армией летом 1919 года. Главный район угледобычи – Донбасс – несколько раз переходил из рук в руки, но в конце 1919 года там тоже окончательно установилась власть большевиков. В 1920 году проблемы Красной Армии с боеприпасами ушли в прошлое.

Значительно труднее обстояло дело с вооружением и снабжением у белых армий. Для Советов было существенной потерей, когда склады в портах Мурманска, Архангельска и Владивостока, где хранились огромные запасы оружия и боеприпасов, поставленных странами Антанты для Русской армии, весной и летом 1918 года перешли под контроль интервентов. Кстати, это не означало, что они поступили в распоряжение белых армий. Большую их часть страны Антанты забрали себе обратно.

Александр Колчак, командовавший белыми армиями в Сибири, и главнокомандующий белой Северной армией генерал Евгений Миллер неоднократно требовали от союзников предоставить им эти запасы вооружения, которые царское правительство оплатило вперёд золотом! В конце концов Антанта отдала им незначительную долю содержимого складов. Причём из Владивостока оружие стало поступать к Колчаку только летом 1919 года, после того, как забайкальский атаман Григорий Семёнов, долго не признававший его власти, разрешил наконец проход эшелонов по Транссибу. До этого момента к Колчаку прибыли по Севморпути всего лишь 41 тысяча винтовок и 10 млн патронов к ним – капля в море по сравнению с потребностями. Когда же Семёнов разблокировал Транссиб, то армии Колчака уже повсеместно терпели поражение.

Армии южной контрреволюции до конца 1918 года вооружались тем, что германские оккупационные власти на Украине милостиво выделяли донскому атаману Петру Краснову, пользуясь, к слову сказать, попавшими в их распоряжение складами царской армии. Частично Краснов делился этой ничтожной помощью с Антоном Деникиным. Всего немцы передали на Дон и в Добровольческую армию 11,6 тыс. винтовок, 46 орудий, 109 тыс. снарядов и 11,6 млн патронов.

С декабря 1918 г. Антанта наладила снабжение армий Деникина через Чёрное море. Всего таким образом было получено 340 орудий, 2 тыс. пулемётов, 100 тыс. винтовок, 100 аэропланов и 12 танков. Поставки союзников считались советскими историками главным источником снабжения белых армий юга России. Однако в мемуарах белогвардейцев постоянно повторяются жалобы на то, что союзники не оказывали им содействие в достаточной степени.

Как видим, армии обеих сторон в Гражданской войне находились на одинаковой ступени вооружённости и технической оснащённости. Факт наличия у белых небольшого количества тихоходных неуклюжих танков, поставленных Антантой, не давал им заметного преимущества. Тем более что часть этих танков была тогда же захвачена Красной Армией.

Некоторые проблемы с вооружением у РККА начались в связи с расширением фронтов военных действий в 1919 году, когда большевики пытались прорваться через Прибалтику и Украину в Западную Европу. Но с сокращением стратегических задач у Красной Армии снова всё пришло в норму. Вооружение же и снабжение белых армий более-менее наладилось только в 1919 году. Значит, причину того, что именно в этом году белые потерпели решающие для исхода войны поражения, следует искать не в сфере материально-технического обеспечения.