02/07/18
Чем закончилась война марийцев с русскими

Самоназвание финно-угорского народа мари означает «мужчина, человек». Подобное же значение имело, очевидно, имя исчезнувшего народа меря, жившего в Центральной России. Некоторые лингвисты считают даже, что собственные названия всех финно-угорских народов Поволжья имеют сходную этимологию. Марийцы издавна делились на две большие группы: горных мари – на высоком правобережье Волги, и луговых мари – на низменном левобережье.

Русские называли марийцев черемисами. Происхождение этого имени неясно. Словом «црмис» называет этот народ хазарский каган Иосиф в письме к иудейскому сановнику халифа Кордобы в Испании Хасдаю ибн Шапруту (960 г.). По одной из версий, именование марийцев черемисами русские заимствовали у мордвы, по другой это термин тюркского происхождения, означающий «воинственный человек», и т.д.

Первые проникновения Руси на земли марийцев

В IX веке марийцы попадают в зависимость от Хазарского каганата, а в Х столетии – от Волжской Болгарии. Эти государства ограничивались, видимо, взиманием, лёгкой дани с марийцев и номинальным признанием их подданства, не вмешиваясь во внутренние дела марийцев и не посягая на их земли. Так продолжалось и после того, как власть Волжской Болгарии в Поволжье сменилась на господство Золотой Орды (XIII век), а позже – Казанского ханства (XV век).

По некоторым известиям, уже в XII веке какая-то часть марийцев платила дань владимиро-суздальским князьям. В конце XII столетия новгородские ушкуйники основали город Вятку в земле удмуртов и тогда же захватили марийский городок Кокшаров на месте нынешнего Котельнича.

Между русскими землями, с одной стороны, и Волжской Болгарией, а впоследствии Казанским ханством, с другой, часто велись войны. Марийцы обычно поддерживали противников Руси, поскольку те предлагали более лёгкую форму зависимости. Булгарам и татарам было достаточно уплаты дани. Они, будучи мусульманами, не посягали на традиционную языческую религию марийцев. Экспансия же русских грозила марийцам потерей лучших земель для хлебопашества вдоль рек и насильственным крещением.

Присоединение горных марийцев

В 1523 году, во время очередной войны с Казанью, московский великий князь Василий III направил от Нижнего Новгорода по Волге войско под командованием своего ставленника на казанский престол Шиг-Алея и московских воевод, князей В. Шуйского и Б. Горбатого. Они, по словам Н.М. Карамзина, «воевали неприятельскую землю, убивая, пленяя людей на берегах Волги». Это могли быть действия только против подданных Казани – марийцев и чувашей, а не против татар, так как до Казани войско не дошло. Это же войско основало в устье Суры, на земле горных мари, крепость Васильсурск, сыгравшую большую роль в последующем завоевании Казанского царства.

В 1551 году горные мари, жившие в окрестностях Васильсурска и новой русской крепости Свияжска, принесли присягу на подданство Москве. Иван IV тут же заставил их воевать против Казани, в которой ему удалось воцарить Шиг-Алея. Вскоре начались события, окончившиеся ликвидацией Казанского царства. Воеводы Ивана IV, воспользовавшись очередной смутой в Казани, свели Шиг-Алея с престола и инспирировали прошение части казанских вельмож о принятии Казани в прямое московское подданство. Но в ответ на это поднялась и победила другая партия, отстаивавшая независимость Казани. Это эхом отозвалось и в народах Среднего Поволжья. Горные мари тут же восстали против Москвы. Прежде чем идти на Казань, войску Ивана Грозного пришлось усмирять это восстание, что и было им сделано летом 1552 года.

Начало войн с луговыми марийцами

Окончательное покорение луговых мари растянулось на значительно более долгий срок. Во время осады Казани осенью 1552 года русское войско предприняло поход на луговых марийцев, постоянно тревоживших его нападениями с тыла. Падение Казани не смирило марийцев. Война с ними (1-я Черемисская) шла ещё пять лет. Пороху в огонь подсыпала попытка московских наместников наложить ясак (натуральную подать) на марийцев. Те убили (зимою 1552/53 г.) двух московских дьяков и поднялись на восстание.

Карательные походы на марийцев начались весной 1553 года. Отряд воеводы Б. Салтыкова, выступивший из Казани, был наголову разгромлен повстанцами. Но другие отряды навели страху на марийцев, а также чувашей и татар. Зимою 1553/54 г. С. Микулинский, И. Шереметев и А. Курбский истребили, по свидетельству летописца, 10 тысяч неприятелей и более 20 тысяч, в том числе 15 тысяч женщин и детей, захватили в рабство. И. Мстиславский и М. Глинский захватили 1600 знатных марийцев и всех умертвили. Весной 1554 года Иван Грозный наградил своих воевод и отпраздновал окончательное покорение марийской земли.

Праздновать, однако, ему пришлось недолго. Уже летом 1554 года марийцы снова поднялись под руководством своего героя Мамич-Бердея. Организованная им борьба длилась два года. Только предательски захватив его в плен и убив, московские воеводы в 1556 году сумели переломить ход войны в свою пользу. Весной 1557 года оставшиеся луговые марийцы согласились сложить оружие и принести присягу на подданство Москве.

Окончательное завоевание марийцев

Произвол московских наместников и дьяков вновь заставил марийцев взяться за оружие в страшные для всей России годы Опричнины. Воспользовавшись шоком Ивана Грозного после сожжения Москвы крымским ханом Девлет-Гиреем, в 1571 году сын Мамич-Бердея Качак поднял восстание (2-я Черемисская война). В 1574 году оно было подавлено.

Последнее восстание (3-я Черемисская война) было самым мощным. Как и во время 1-й войны, вместе с марийцами против московского господства выступили чуваши и часть казанских татар. На этот раз, зимой 1581/82 г., первыми восстали горные марийцы. Им удалось нанести поражение русским войскам. Иван Грозный приказал подвергнуть своих воевод публичному унижению, а вернувшихся воинов бить палками. Но и карательные походы 1583 года обернулись поражением и позором для московской рати. До конца своих дней (март 1584 г.) Иван Грозный так и не успел увидеть смирение непокорных марийцев. Их восстание было окончательно подавлено только в первые годы царствования его сына Фёдора, при фактическом правителе Борисе Годунове.

«Сии дикари свирепые, – пишет Карамзин про луговых марийцев в этой их войне за независимость, – озлобленные, вероятно, жестокостию царских чиновников, резались с московскими воинами на пепле жилищ своих, в лесах и вертепах, летом и зимою; хотели независимости или смерти».

У марийцев отобрали их лучшие пахотные земли вдоль Волги и Вятки, что наглядно показывает цель русской экспансии и мотивы ожесточённого сопротивления марийцев. Марийцам было также запрещено заниматься кузнечным ремеслом (чтобы не ковали себе оружия), а также оставаться в городах в тёмное время суток. Такая политика сегрегации, несмотря на принудительную христианизацию, вероятно, способствовала сохранению частью марийцев своей национальной религии.