19/08/18
Черкесы-франки: загадка исчезновения кавказцев-католиков

Причерноморский регион был издревле связан с греко-римской культурой, которая распространялась благодаря селившимся по побережью колонистам. Не удивительно, что христианство проникло на Кавказ и Крым еще в середине первого века новой эры, а в Средние века благодаря располагавшейся в северной Италии. Генуэзской республике на берегах Черного моря появилась особая этноконфессиональная группа черкесов, исповедующая католицизм.

Генуэзцы определяли представителей многих народностей северного Кавказа как "чиркасов" (circassi), а для адыго-абхазских племен использовали также латинский этноним "зихи". По мнению историка Самира Хотько, этноконфессиональная общность черкесов-франков начала складываться к концу XIII века и состояла из смешанного адыго-генуэзское населения.

Префект доминиканской миссии в Каффе (современная Феодосия) писал в 1634 году, что представителей этой особой группы сами черкесы именовали френккардашами (french Cardasc). По словам Эмиддио Портелли Д'Асколи, в переводе это значит - "франки наши братья". Генуэзская республика находилась на территории некогда существовавшего Франкского государства, вероятно, именно поэтому колонисты называли себя франками.

Появление генуэзцев в Причерноморье

До XII века Черное море было зоной монопольной торговли Византии, которая благодаря своему расположению (обеспечивающему контроль над проливом Дарданеллы) могла беспрепятственно ограничивать туда доступ других держав. Однако в 1169 году император Мануил I Комнин из политических соображений предоставил Генуе исключительные привилегии на торговые операции в Причерноморье. Первоначально Константинополь пытался ограничить республику, запретив посещать Матарху (Тамань) и территорию современной Керчи, однако уже в 1261 году генуэзцы получили право плавать в Черном море без ограничений и налогов. Несмотря на то что чуть позже в Причерноморье проникли Венеция и Пиза, именно Генуя сохранила доминирующее положение.

На месте античной Феодосии в Крыму генуэзцы основали колонию Каффа, которая вскоре стала их основным опорным пунктом во всем Черноморском бассейне. К концу XIII века поселение стало самоуправляющейся городской коммуной, являясь при этом центром обширной католической епархии от Болгарии до золотоордынского Сарая. Каффа была также миссионерским центром, из которого францисканские и доминиканские монахи отправлялись для проповедей на север и восток.

Город в отличие от других поселений генуэзцев в Причерноморье абсолютно не зависел от автохтонного населения, поскольку находился на территории, которая была неподконтрольна как татарам, так и черкесам. Другие колонии основывались с согласия местных князей или вождей, которым итальянцы платили дань. Зихи (черкесы) населяли не только пространство от Азова до Сухума, но и занимали значительную часть восточного Крыма.

Генуэзско-черкесские взаимоотношения

Черкесы стали одним из основных торговых партнеров генуэзцев сразу после появления последних на Черном море. Историк Хотько указывает на особый характер взаимоотношений между народами, подчеркивая, что единственным регулярным военным подразделением Генуи не только в Черкесии, но и в Каффе были "оргузии" (orgusii) из числа зихских наемников.

При этом за более чем двухсотлетнюю историю генуэзско-черкесского сосуществования не было зафиксировано ни одного вооруженного конфликта, спровоцированного князьями Зихии или властями Каффы и Генуи, поскольку стороны были заинтересованы во взаимовыгодной торговле. В отличие от генуэзцев черкесы не занимались коммерцией, и эту нишу всегда занимали иностранцы.

Колонисты сильно зависели от зихского хлеба, который был основой генуэзского предпринимательства в черноморском регионе. Черкесская пшеница поставлялась также в северную Италию, а в отдельные годы ее доля на рынках Генуи достигала 10-15%. В свою очередь зихи нуждались в соли генуэзсцев, без которой не могли консервировать рыбу, свой основной продукт питания.

Но не все в генуэзско-черкесских взаимоотношениях было безоблачно. Колонистов, порою, донимали зихские корсары, а итальянцы активно практиковали работорговлю. С самого начала появления итальянцев в регионе были зафиксированы случаи продажи рабов-черкесов в Геную, в которую только в конце XV века было поставлено около 70 зихских рабов. По всей видимости, большую часть невольников составляли женщины.

Черкесы-франки

Работорговля отчасти повлияла на формирование этноконфессиональной группы френккардашей: невольницы часто становились свободными благодаря законному браку с генуэзсцами, а впоследствии такая женщина могла обрести влияние в знатном семействе. В этом смысле примечательна судьба Карло Медичи, незаконно рожденного от связи черкесской рабыни и Козимо Медичи - основателя легендарной флорентийской династии. Карло сделал блестящую церковную карьеру, получив от римского папы Пия II почетный титул апостольского протонотария.

Однако не только женщины-рабыни могли стать свободными. Армия, ремесленные мастерские и церковные институты служили социальным лифтом для мужчин-невольников. Первый католический архиепископ Черкесии Иоанн был некогда рабом, который провел часть жизни в Италии.

Френккардаши также появлялись благодаря союзу влиятельных генуэзских и зихских родов. Одним из самых знаменитых смешанных семейств стала черкесская ветвь аристократической династии Гизольфи, представители которой правили генуэзской колонией на Таманском полуострове. Принадлежность черкесов-франков к знатным фамилиям обеспечивала всей этноконфессиональной группе высокий социальный статус.

Вытеснение генуэзцев

К концу XV века колонисты из Генуи были выдавлены из Причерноморья активно расширявшейся Османской империей, однако френккардаши сохранились в качестве этноконфессиональной группы как минимум до XVII века. Доминиканец Эмиддио Портелли Д'Асколи отмечал, что после турецкого завоевания Каффы часть черкесов-франков была увезена в Константинополь, другие ушли в Черкессию, а небольшое количество осталось в этой бывшей колонии Генуи.

В 1634 году там проживало только "12 домов латинского вероисповедания", хотя их представители уже не говорили на итальянском, а проповеди совершались на турецком. Впоследствии из-за отсутствия католического богослужения потомки смешанных семей стали исповедовать либо православие, либо ислам.