02/08/18
Что будет с Белоруссией после Лукашенко

Появившиеся недавно в прессе слухи об инсульте президента Белоруссии Александра Лукашенко, хоть и оказались домыслом, всё же неизбежно напомнили: моложавому политику, любящему выращивать морковку и играть в хоккей, вот-вот стукнет 64 года. По меркам истории это невесть что – есть на планете и более возрастные главы государств. Но и информация о проблемах со здоровьем на ровном месте не появляется. К тому же по белорусским меркам лидеру страны уже как год пора быть на пенсии. Из-за этого весьма актуальным становится вопрос – а что же дальше?

Белоруссия окажется на перепутье

Отдельно нужно подчеркнуть, что предсказание будущего любого персонализированного режима – неблагодарная задача, потому что перспектива всегда зависит от множества факторов: самого лидера, его физического состояния и непредвиденных событий. Поэтому эксперты, как правило, выделяют пути развития Белоруссии после Лукашенко с определённой долей условности. Так, в Центре Карнеги говорят о трёх общих среднесрочных и долгосрочных сценариях.

Первый – хаотическая и непредвиденная передача власти. При таком раскладе, уверены эксперты, поддерживаемые Кремлём политические силы, вероятно, будут признаны обществом легитимными, а у Запада не будет ни политической воли, ни ресурсов, которые могли бы существенно повлиять на ситуацию в стране.

«Внезапная и неожиданная передача власти в ближайшем будущем, скорее всего, приведёт к образованию ещё одного конституционного «супер-президентского» режима, но возглавит его кто-то с меньшей харизмой, чем Лукашенко», - считают в Центре Карнеги, поясняя, что в настоящее время номенклатура полностью очищена от людей с харизмой и при неожиданном транзите власти им просто неоткуда будет взяться.

Второй вариант развития событий, выделенный исследователями центра, заключается в постепенном переходе к «более мягкому авторитаризму». «Основанием для такого постепенного перехода, вероятно, будет экономика. Нервозность по поводу хронического экономического кризиса в стране уже приводит к ошибкам президента», - подчёркивают специалисты.

Параллельно с этим будут происходить и изменения в политике. К власти в течение пяти - пятнадцати лет, по прогнозам экспертов, придёт больше чиновников с рыночными взглядами, и в конце концов Белоруссия станет более олигархической – по аналогии с сегодняшней Арменией или Молдавией при президентстве Владимира Воронина.

Наконец, третий вариант – вынесение на референдум вопроса об изменении конституции. Ещё в начале 2017 года Лукашенко обсуждал с главой Центральной избирательной комиссии Белоруссии Лидией Ермошиной возможность перехода к смешанной избирательной системе, что означало бы увеличение роли политических партий.

В последний раз президент пообещал подумать над перераспределением своих властных полномочий в апреле, выступая с ежегодным обращением к парламенту. И произошло это на следующий день после того, как премьер-министр Армении Серж Сарксян ушёл в отставку после почти двухнедельных уличных протестов. Лукашенко заверил, что рекомендации относительно поправок уже разрабатываются конституционным судом.

Есть свои предложения и у общественности. Так, около года назад коллектив авторов во главе с идейным лидером национально-культурного возрождения страны Зеноном Позняком подготовил программу «Вольная Беларусь». Среди её предложений: вернуть конституцию 1994 года, которая ограничивала власть президента, перейти к парламентско-президентской форме правления, ввести местное самоуправление и смешанную избирательную систему, провести новое административно-территориальное деление страны, выйти из ЕАЭС, не стремиться в ЕС и НАТО, оставить государственным белорусский язык, а русскому придать статус языка межнационального общения.

Есть у Белоруссии и объективные причины надеяться на переход к либеральной демократии европейского образца, подчёркивает политолог Сергей Николюк. Например, в 1996 году 82% белорусов считали, что правительство должно нести ответственность за благосостояние людей, а 17% были уверены, что за это должны отвечать сами люди. К 2016 году соотношение стало уже 65 на 30, что само по себе говорит о большем интересе общественности к политике.

А преемник кто

По какому бы сценарию не начали развиваться события, ключевым моментом при трансформации власти окажется фигура преемника. Сейчас наиболее вероятным кандидатом на этот пост выглядит третий сын Александра Лукашенко – Коля. «Политическую карьеру» он начал в 2008 году, когда, будучи четырехлетним малышом, встретился с лидером Венесуэлы Уго Чавесом и Папой Бенедиктом XVI. После этого Колю регулярно видели с другими государственными деятелями.

«Если в этой политической головоломке, которая постепенно стала больше напоминать самодержавие, ничего не меняется, диктатура Лукашенко имеет хорошие шансы остаться на плаву, и Коля кажется вероятным наследником своего отца. Оба почти наверняка утвердят китайскую модель тоталитарного управления», - отметил в последней статье для New Eastern Europe польский историк Томаш Камуселла.

При этом нужно отметить, что в случае хаотичного перехода власти искать преемника придётся среди политиков, более подходящих по возрасту. Да и возраст Николая – всего 13 лет – пока что не позволяет говорить об его политических перспективах даже в ближайшее десятилетие. Хотя сам факт необходимости преемника – неоспорим.

«Похоже, что лучший вариант для Лукашенко, России, Запада и оппозиции - поиск преемника нынешнего президента. Для самого Лукашенко, поскольку это гарантия его собственной безопасности. Для России и Европы, поскольку они избавляются от ненадежного лидера в соседней стране. Для оппозиции, потому что это обеспечило бы некоторые - но мало-демократические изменения. Я уверен, что любой новый президент после Лукашенко будет более демократичным и будет склоняться к Евросоюзу», - констатировал аналитик Острогорского центра Сергей Богдан.

Белоруссии быть или не быть

Впрочем, у самых скептически настроенных экспертов есть и четвёртая версия развития событий «после Лукашенко». Они уверены, что после ухода нынешнего президента Белоруссия как независимое государство прекратит своё существование и станет частью России.

«Все, кроме националистов, согласны с тем, что государство рухнет, когда Лукашенко умрёт, потому что он, вероятно, не сможет создать монархию в северокорейском стиле. Территория тихо скачет к России, сначала де-факто, а затем и де-юре», - пишет эстонский колумнист Олев Ремсу из Eesti Päevaleht.

«Белорусская партократия, не говоря уже о армии и службах безопасности, о пророссийских настроениях которых хорошо известно, заменит портрет Лукашенко на портрет Путина в их офисах. Аннексия Белоруссии - очень заманчивый сценарий для Путина. И, как ни парадоксально, из года в год независимости Беларуси этот сценарий становится все более вероятным», - добавляет директор Польского центра восточных исследований Адам Эберхардт.

Но в Центре Карнеги призывают не переоценивать фактор зависимости Белоруссии от России. Москва, возможно, и правда хочет больше контролировать своих соседей, но её вмешательство мало вероятно. Особенно если учесть, что российские интересы учитываются при любом варианте перехода власти.