26/10/18
Что было бы, если бы американцы первыми полетели в космос

Эта альтернатива была вполне реальной. США обладали всеми экономическими и научно-техническими возможностями, чтобы запустить первый спутник и впервые вывести человека на орбиту. В США ещё в первой половине ХХ века работал всемирно признанный теоретик и практик ракетостроения Роберт Годдард. США смогли привезти к себе почти всю команду немецких ракетчиков во главе с талантливым Вернером фон Брауном.

В США, как и в СССР, прекрасно сознавали, какое стратегическое преимущество даёт стране лидерство в космической гонке. Собственно, она потому и началась, что рассматривалась обеими державами как передовая линия фронта холодной войны. Отставание США на первых порах произошло только потому, что там даже не могли себе представить, чтобы СССР обошёл их на этом поприще. США спохватились и заторопились только после внезапного триумфа первого советского спутника.

Как США упустили шанс вывести первый спутник

В июне 1954 года правительство США дало старт проекту по запуску первого искусственного спутника Земли (ИСЗ). Запуск планировалось приурочить к Международному геофизическому году (МГГ), который должен был начаться 1 июля 1957 года. По иронии судьбы, заседание Комитета МГГ в Риме, на котором представитель США заявил об этом плане своей страны, состоялось 4 октября 1954 года, ровно за три года до успеха СССР. На эмблеме МГГ, утверждённой в 1955 году, красовался ИСЗ (по-английски Satellite) на орбите. Почти никто в мире не сомневался, что США сделают это первыми.

В США были настолько уверены в своей победе, что не стали концентрировать в этом проекте усилия разных групп. В результате деньги и специалисты оказались рассредоточены по трём конкурирующим ведомствам: сухопутным войскам, ВВС и ВМС.

Группа немецких ракетчиков во главе с Вернером фон Брауном первая создала ракету «Юпитер С», четвёртая ступень которой была способна достичь скорости 8 км/c и вывести ИСЗ на орбиту. Министр обороны США Чарльз Уилсон не хотел допустить, чтобы первый американский спутник запустила немецкая группа. Было приказано не заправлять топливом четвёртую ступень. Запуск «Юпитера С» 20 сентября 1956 года (больше чем за год до пуска советского спутника) теоретически мог завершиться выводом на орбиту первого ИСЗ в истории США и человечества, если бы американское руководство не пошло на поводу у ложно понятого патриотизма. После испытания «Юпитера С», поднявшегося на высоту более 1000 км, но не достигшего первой космической скорости, группе фон Брауна было запрещено разрабатывать что-либо, кроме ракет малой дальности.

На декабрь 1957 года США анонсировали запуск своего первого ИСЗ ракетой-носителем «Авангард». Внезапно 4 октября 1957 года громом среди ясного неба прозвучали позывные советского спутника. Через два месяца, 6 декабря, старт «Авангарда» с мыса Канаверал закончился катастрофой. Только тогда Пентагон вспомнил о фон Брауне. 31 января 1958 года «Юпитер С» доставил на орбиту первый американский ИСЗ «Искплорер».

Американский шимпанзе полетел в космос раньше Гагарина

А через три с небольшим года Вернера фон Брауна уже считали главным виновником того, что США уступили СССР первенство в полёте человека в космос. 31 января 1961 года первый суборбитальный полёт на корабле «Меркурий» совершил шимпанзе по кличке Хэм. Но фон Браун назначил на 24 марта ещё один непилотируемый полёт вместо пилотируемого. Что произошло дальше, известно всем.

Получается, что американский астронавт реально мог совершить первый полёт в космос ещё 24 марта 1961 года. Правда, он не был полноценным орбитальным полётом, как у Юрия Гагарина. Так что в этом компоненте СССР всё равно обошёл бы США за три недели. А у американцев первый настоящий орбитальный полёт состоялся только 20 февраля 1962 года.

На корабле «Меркурий-3» Джон Гленн трижды облетел вокруг Земли. За полгода до того Герман Титов совершил 17 оборотов по орбите. Правда, Гленн стал первым, кто вернулся из космоса не на парашюте, а в кабине космического корабля. Но эти технические детали были интересны лишь специалистам.

Весьма вероятно, что при своевременной концентрации усилий США могли запустить первого астронавта на околоземную орбиту раньше полёта Гагарина. И как бы отреагировал тогда Советский Союз?

СССР не сдался бы в начале 60-х, уступив лидерство в космосе

Скорее всего, реакция СССР в этом случае была бы такой же, как у США – догнать и перегнать. Это было вполне естественно. Ведь от способности ответить на вызовы в космосе зависела оценка возможностей державы в гонке вооружений.

Вопрос: повлияло бы это на сроки запуска первого советского ИСЗ и первого космонавта? Здесь могла таиться опасность, так как спешка могла привести к авариям, что отдалило бы завоевание космоса советскими людьми. Но будем считать, что в этом случае руководство СССР заботилось бы не о сроках, а о качестве и безопасности полётов.

Конечно, выигрыш Соединёнными Штатами первых этапов космической гонки мог подстегнуть нашу национальную гордость и стимулировать в СССР, в качестве ответа на американский вызов, ускоренную программу первого полёта на Луну. Тогда как США, напротив, могли почить на лаврах после первых успехов в космосе.

Но возможен и другой вариант. Успех США могли воспринять в Советском Союзе как ещё одно свидетельство технического превосходства США. Конечно, от признания этого факта до капитуляции СССР в холодной войне было ещё очень далеко. Ведь советские люди поколениями воспитывались в сознании того, что США – лидер научно-технического прогресса. Индустриализация СССР, когда советские заводы создавались американскими специалистами на американском оборудовании, подтверждала это. Война, когда советские солдаты воевали в американских ботинках и питались американской тушёнкой, ещё больше убедила советских людей в этом превосходстве.

Поэтому, скорее всего, если бы США сразу опередили СССР в борьбе за космос, это произвело бы на советских людей гораздо менее шокирующее воздействие, нежели реальные и внезапные советские успехи произвели на самоуверенных американцев.

Чего со стороны СССР невозможно себе представить – это того, чтобы в конце 50-х – начале 60-х годов Никита Хрущёв и его коллеги повели себя так же, как Леонид Брежнев со своим Политбюро в конце 60-х гг., после выигрыша США «битвы за Луну». СССР не предпринял попытки взять у США реванш на Луне. Однако почти невероятно, чтобы Хрущёв отказался от запуска советского космонавта, если бы американский астронавт успел полететь раньше.

Таким образом, в тот период СССР не сдался бы, отстав от США на первых шагах в космосе. Остаётся загадкой, почему десяток лет спустя новое советское руководство повело себя принципиально иначе.

Конечно, без приоритета Гагарина у нас сейчас было бы меньше поводов для национальной гордости за своё прошлое. Впрочем, как бы это отразилось на нашем настоящем – тоже вопрос.