30/05/18
Что было написано на стенах древней синагоги Херсонеса Таврического

Первые еврейские общины появляются в Северном Причерноморье в городах Боспорского царства в восточном Крыму не позднее второй половины I века н. э., а может быть, даже и несколько раньше. Другим средоточием еврейской жизни на полуострове в античное время был город Херсонес Таврический (средневековый Херсон, или Корсунь русских летописей; расположен на территории современного Севастополя). Расскажем, как выглядела жизнь еврейской общины города, а также предложим свою интерпретацию загадочной надписи на древнееврейском, оставленной на стенах позднеантичной синагоги города.

Еврейская община города Херсонеса

В Херсонесе община возникает, скорее всего, несколько позднее, чем на Боспоре, в III–IV веках н. э. С другой стороны, можно предположить, что эта община существовала там значительно дольше, вплоть до самого конца ХI века. Одним из наиболее ранних письменных свидетельств о пребывании в Херсонесе евреев явлются «Жития святых епископов Херсонских», сообщающие о произошедшем в городе около 300 года н. э. восстании против местных епископов. Согласно «Житиям…» в восстании приняли участие не только местные язычники, но и иудеи, которые повлекли христианских благовестников «по земле и побивая их в это время камнями и палками, умертвили». К сожалению, данный источник был создан уже значительно позднее, в Х веке н. э., и поэтому нельзя категорично утверждать, что приведенная в нем информация полностью соответствует истине – как минимум по той причине, что сюжеты о «коварстве иудеев» являлись частым назидательным мотивом многих агиографических произведений того времени.

Данные археологии и эпиграфики

При скудости письменных источников на помощь историкам приходят данные археологии и эпиграфики (науки о надписях и знаках на твердых предметах – металлах, кости, камне и т.п.). В одной из керченских манумиссий (актов об отпущении рабов на свободу) говорилось о наличии в Пантикапее (современная Керчь) еврейской молельни, точная локализация которой до сих пор не установлена. В Херсонесе же, наоборот, нет письменных указаний на существование синагоги (молельни), но есть археологические данные, подтверждающие это. Науке данный факт стал известен в 50-е годы ХХ века, когда при расчистке так называемой херсонесской «базилики 1935 года» были найдены многочисленные фрагменты осыпавшейся штукатурки, с фрагментами росписей и остатками надписей-граффити на греческом и еврейском языках. Большая часть надписей слишком фрагментарна или трудночитаема. Некоторые из них говорят о том, что, скорее всего, в течение какого-то времени это здание использовалось как синагога. Так, в частности, среди греческих надписей можно прочесть слово «Иудея» и «евлогия» (греч. «благословение, похвала»).

Кроме того, при реставрации этой базилики была найдена известняковая плита с тщательно вырезанными культовыми символами – менорой (семисвечник), рогом-шофаром, украшенным рядом точек, и пальмовой ветвью (лулавом). Шофаром в еврейской традиции называется музыкальный инструмент, сделанный из рога барана или козла, использующийся во время празднования праздника Рош а-шана (еврейский Новый год). Лулавом (букв. «побег, молодая ветвь») в иудаизме называется нераскрытый пальмовый побег или молодая пальмовая ветвь, используемая во время праздника Кущей (Суккот).

По той причине, что данная плита была найдена во вторичном использовании в более позднем археологическом слое, ее можно датировать только условно – римским или раннесредневековым временем. Вероятнее всего, эта плита, судя по тщательности и продуманности ее декора, использовалась внутри синагоги (или на входе) в качестве украшения. Похожие плиты с изображением шофара, лулава и семисвечника достаточно часто встречаются в ранневизантийских синагогах Израиля.

Более того, неподалеку от синагоги были также найдены два светильника с символами, напоминающими изображение хранилища для свитков Торы, что позволило некоторым исследователям отнести эти находки к памятникам иудейского круга. Все эти факты позволяют прийти к выводу о том, что в конце IV века н. э. на месте нынешней «базилики 1935 года», очевидно, находилась еврейская молельня (или, что более вероятно, здание, которое в течение какого-то времени использовалось евреями в качестве молельни). В случае, если эта гипотеза верна, херсонесская синагога была бы древнейшим культовым еврейским сооружением на территории бывшего Советского Союза, которое мы можем точно локализовать на карте и от которого что-то дошло до наших дней. Отметим, что из письменных источников во всем мире нам известно приблизительно о 150 античных синагогах, из которых только около 15 к настоящему времени удалось локализовать археологически.

О дате существования херсонесской молельни историки по-прежнему спорят. По мнению одних авторов, этот памятник принадлежал местной еврейской общине только лишь во второй половине IV века н. э., а в конце того же века перешел во владение местных христиан. Д. Коробков осторожно предположил, что разрушение синагоги могло произойти при епископе Капитоне в 90-е годы IV века н. э. Он же указал на тот факт, что приблизительно в это же время, в IV–V веках, были разрушены синагоги в нескольких других византийских городах. Другие исследователи полагают, что это здание принадлежало евреям и в V веке; только во второй половине V века н. э. молельня была разрушена, а на ее месте был возведен византийский храм. По мнению этих исследователей, тот факт, что синагога не была впоследствии восстановлена, указывает на вероятность ее преднамеренного разрушения. Это вполне могло произойти в контексте растущего влияния христианской церкви в городе, а также общего изменения в худшую сторону отношения византийских властей к еврейскому населению империи.

Древнееврейская надпись: ошибочное прочтение

С прочтением древнееврейских надписей, найденных при раскопках базилики, связано одно из досаднейших заблуждений отечественных ученых последних лет, полагавшихся на статью Э. Оверманна, Р. Макленнана и М. Золотарева, где впервые был напечатан перевод данных надписей. По мнению этих трех авторов, еврейская надпись на фрагменте 269 состоит из шести строк, в то время как на фрагменте 267 находится слово а-бох[ер] («выбирающий, избиратель»), которое также имеет отношение к надписи на фрагменте 269. Вышеуказанные авторы объединили оба фрагмента в единое целое и в результате получили достаточно длинный (и совершенно фантастический) текст, в котором можно прочесть фразы: «тот, кто выбрал Иерусалим» и «[благословит] Ананию из Боспора». Из этого авторы сделали вывод о контактах между боспорскими и херсонесскими евреями в эпоху античности. Увы, но это прочтение совершенно неверно.

Древнееврейская надпись: правильное прочтение

Историческая правда значительно прозаичнее. Начнем с того, что авторы публикации допустили поразительное количество технических ошибок при наборе древнееврейского текста, путая, к примеру, букву «эй» с «хэт», а «нун конечное» с «нун» в середине или начале слова. Далее, на фрагменте 269 надпись состоит не из 6 строк, а из трех, две строки внизу – это неразборчивые греческие граффити, а не иврит. На фрагменте 267 находится крайне неразборчивое слово (или фрагмент слова) из четырех букв еврейского алфавита, которые никак нельзя прочесть как а-бох[ер]. Эти три строки на иврите и слово на фрагменте 267 были оставлены, очевидно, в разное время и не связаны друг с другом. Поэтому, из них никак нельзя составить единый текст.

Из надписей на иврите можно прочесть только следующее: слово «Иерусалим», ритуальную формулу «амен, амен, села» и имя «Анания, сын Шабтая (?)». Больше там ничего нет. Перед словом «Иерусалим» с правой стороны находится пустое пространство, на котором нет надписей. Соответственно, фрагмент 269 с нечитаемым словом из четырех букв попросту не относится к слову «Иерусалим». Слова «боспорти» (евр. «боспорский») среди граффити также нет. Как видим, на основании этих граффити нельзя сделать никаких выводов о контактах между еврейской общиной Боспора и Херсонеса.

Интерпретация надписи

Мало информации, скажете вы? Да нет, более чем достаточно. Анализ трех кратких древнееврейских граффити показывает, что крымские евреи по-прежнему исповедовали иудаизм, приспосабливая для молитвенных целей жилые здания Херсонеса той эпохи. Кроме того, они продолжали тянуться к своей исторической родине, земле Израиля, знали древнееврейский язык, носили еврейские имена и использовали те же ритуальные формулы, что и обитатели Палестины. Так или иначе, сухая историческая правда должна нам с вами быть дороже квазинаучных романтических выдумок.