01/09/18
Что Гитлер хотел сделать после захвата Москвы

В начале 1942 года немцы были отброшены от Москвы и больше всерьез не претендовали на ее захват. А между тем, падение советской столицы было в числе первоочередных планов Гитлера. Что же собирался фюрер сделать с Первопрестольной?

Москва – не исключение

Генеральный план «Ост» (программа по закреплению рейха на западных территориях СССР) предусматривал принудительное выселение до 85% советских граждан за Урал, на Северный Кавказ, а также в Южную Америку. Впрочем, отечественные историки не склонны буквально воспринимать слово «выселение»: для них оно равносильно термину «уничтожение».

Освободившееся жизненное пространство руководство Германии планировало заселить немцами в течение 30 лет после победоносного окончания войны, привлекая к эксплуатации земель также итальянцев. Предполагалось, что около 4,5 миллионов немецких поселенцев контролировали бы 14 миллионов славян, оставленных в качестве бесплатной рабочей силы.

Как могла быть использована Москва? Очевидно, как один из центров, регулирующих хозяйственную и экономическую жизнь Восточных территорий (в немецких документах Москва была обозначена как «инспекторат Саксония»). Главной целью Германии в СССР конечно были ресурсы: сельхозугодия, вода, лес, нефть, уголь, железо. Сырьевая база «Великой Германии» отдавалась в ведение министра продовольствия и сельского хозяйства Герберта Бакке.

Вполне вероятно, что в «германской» Москве сохранилось бы подобие культурной жизни, которая бы удовлетворяла потребности немцев: для них работали бы кинотеатры, клубы, рестораны, спортивные секции. «Феодальный придаток» рейха и не предполагал большего. За культурой, искусством и развлечениями немцы должны были ехать в Западную Европу – в Берлин, Париж, Рим, Милан, Мадрид, Вену.

Для представителей «низших» рас в Москве, скорее всего, функционировала бы только начальная школа, где по представлениям Гитлера должны были преподавать азы арифметики и основы немецкого языка. Единственное удовольствие, которое фюрер мог позволить «недочеловекам» – это музыка. Именно музыкальное искусство, по мнению главного идеолога рейха, должно было воодушевлять рабочую силу на трудовые свершения.

Планы меняются

По мере продвижения к Москве немецкое командование меняло свои взгляды на будущее советской столицы. Так, 12 октября 1941 года группе армий «Центр» была направлена директива ОКХ № 1571/41 «О порядке захвата Москвы и обращении с ее населением». В документе сообщалось о решении фюрера не принимать капитуляцию Москвы даже если она будет предложена советской стороной. Чем же руководствовался Гитлер?

Глава рейха считал, что немцев в столице СССР будет поджидать такая же опасность, как и при вхождении в оставленный Красной Армией Киев – заминированные улицы и дома, пожары, действия групп диверсантов. Гитлер был уверен, что Москва будет сражаться до последнего бойца. Немецкое командование также брало во внимание высокий эпидемиологический риск, которому подверглись бы немецкие солдаты, вступившие в опустошенный и разрушенный город.

Согласно директиве, каждый кто попытается прорваться со стороны Москвы через позиции вермахта должен был быть обстрелян и отогнан обратно. Исключение делалось лишь для тех москвичей, кто намеревался уйти на территорию «внутренней России» – для них собирались оставлять небольшие коридоры. Чем больше людей переместится на восток, тем легче будет управлять оккупированной территорией, подчеркивалось в документе.

Германским властям совершенно не нужны были оставшиеся в Москве жители, которые легли бы на них тяжким бременем. Как отмечалось в дополнении к директиве, «следует как можно скорее отрезать город от коммуникаций, связывающих его с внешним миром. Дальнейшие указания будут отданы позже». Новых указаний по известным причинам не последовало, однако на основании воспоминаний немецких генералов можно представить какая судьба ожидала бы Москву.

Город которого нет

В дневнике генерал-полковника Франца Гальдера есть такая фраза: «Непоколебимо решение фюрера сравнять Москву и Ленинград с землей, чтобы полностью избавиться от населения этих городов, которые в противном случае мы будем кормить в течение зимы. Задачу уничтожения городов должна выполнить авиация. Для этого не следует использовать танки».

Видимо идея сравнять Москву с землей прочно засела в сознании Гитлера. Официальных документов на этот счет нет, однако многие немецкие военачальники свидетельствуют в пользу именно таких планов – полковник Хартвиг Польман, начальник Партийной канцелярии НСДАП Мартин Борман, руководитель внешнеполитического управления НСДАП Альфред Розенберг, фельдмаршал Вильгельм Кейтель.

Дополнительной мотивацией к принятию окончательного решения в отношении советской столицы служила мысль Гитлера, согласно которой уничтожение Москвы, как и Ленинграда, будет настоящим народным бедствием, что лишит большевизм исторических и идеологических центров. Так одним махом (вернее двумя) фюрер намеревался покончить с ненавистной ему коммунистической системой.

Скрытая под водами

Среди трофеев, которые попали в руки красноармейцев после победы под Москвой, оказался немецкий железнодорожный состав с гранитом, мрамором и прочими отделочными камнями, найденный недалеко от Можайска. По мнению историков, это были материалы для изготовления памятника, который бы символизировал покорение России. Монумент Гитлер намеревался возводить на берегу рукотворного моря, распложенного на месте затопленной Москвы.

Однако перед созданием «Московского водохранилища» фюрер собирался провести на Красной площади парад, на который уже был приглашен французский иностранный легион, экипированный киверами наполеоновской армии. Но планам Гитлера не суждено было сбыться, и камень употребили по другому назначению.

Сегодня трофейные гранитные плиты можно увидеть на стенах нижних этажей зданий по нечетной стороне Тверской улицы, которые расположены между Центральным телеграфом и Мэрией (их можно отличить по характерному красноватому оттенку). Мрамор из-за его малого количества использовали для отделки интерьеров указанных домов.

Как же немецкое командование намеревалось затопить Москву? Вероятно, подорвав плотины Истринского и Химкинского водохранилища. По мнению специалистов, в этом случае столицу целиком накрыла бы волна 30-метровой высоты.