08/11/18
Что можно и чего нельзя было немецким оккупантам на Западе и на Востоке

Оккупационный режим, установленный Третьим рейхом, существенно различался не только от страны к стране, но и в разных регионах одной и той же страны. Это зависело, прежде всего, от того, насколько политически ценным было население данных стран для нацистского руководства.

Общие черты

Первой общей чертой для всех без исключения оккупированных нацистами стран была тотальная сегрегация и последующее массовое уничтожение евреев. Этот «новый порядок» осуществлялся планомерно везде: в Чехии, в Польше, на всех оккупированных территориях Советского Союза, во Франции, Бельгии, Нидерландах, Дании, Норвегии, Греции, Югославии. Там, где правили не сами немцы, а их сателлиты – в Италии, Венгрии, Румынии, Болгарии, Словакии – местным правительствам тоже начали «спускать разнарядки» по отправке евреев в концлагеря. А ближе к концу войны, когда немцы прямо оккупировали части территорий Италии и Венгрии, Холокост начал осуществляться там непосредственно.

Второй общей чертой был террор гражданского населения. Трагедии в белорусской Хатыни, украинском Бабьем Яру и подобные им в других местах на территории Советского Союза общеизвестны. В июне 1942 года нацисты провели образцово-показательное уничтожение чешского села Лидице вместе со всем взрослым мужским населением. Погибло больше 200 человек – в ответ на убийство чешскими диверсантами, подготовленными в Англии, нацистского губернатора «Богемии и Моравии» Гейдриха. В июне 1944 года эсесовцы заперли в церкви и сожгли всё население французской деревушки Орадур-сюр-Глан, давшей убежище партизанам – больше 600 человек, включая женщин и детей. Массовые расстрелы гражданских заложников происходили в Италии (после оккупации), Польше, Греции и других странах Европы.

Третья общая черта – депортация гражданского населения на работы в Германии. Они тоже производились во многих оккупированных странах.

Градации оккупационных режимов

Тем не менее, в отношении к гражданскому населению оккупированных стран были различия. Имелись юридические нюансы и в оккупационных режимах. Различались страны, формально управлявшиеся коллаборационистскими правительствами, и страны, в которых даже формально не было другой власти, кроме учреждённой оккупантами.

Так, во Франции повсеместно действовали органы французской гражданской администрации. В Норвегии существовало правительство Квислинга. В Дании королевская семья считалась пленником Германии, но там функционировала местная полиция, действовали в большинстве случаев довоенные законы Дании. На единственном клочке занятой немцами территории Великобритании – Нормандских островах у французских берегов – в полной неприкосновенности были оставлены все британские учреждения. После войны правительство Соединённого Королевства даже судило деятелей Сопротивления на Нормандских островах – за нарушение британских законов, выразившееся в подпольной деятельности против немецкой администрации!

Голландцы, фламандцы, датчане, норвежцы, англичане официально считались ровней немцам. В перспективе страны, населённые германскими народами, должны были быть включены в Великогерманский рейх, так как эти народы считались лишь по историческому недоразумению оторванными от немцев. Практически ровней немцам были северные французы и валлоны – их охотно брали в СС.

В Югославии и Греции существовали коллаборационистские режимы. Их создание обусловливалось невозможностью непосредственно контролировать эти территории, покрытые в основном горами и лесами. Но сами народы этих стран, за исключением хорватов, которым была дарована «независимость» и статус союзника Германии, не считались ценными для рейха.

В западных славянских землях положение народов существенно различалось. Словаки – до того, как в августе 1944 года с оружием в руках восстали против Германии – были союзниками, аналогично хорватам и болгарам, и управлялись своим правительством. Чехи в «протекторате Богемия и Моравия», как словенцы и поляки, непосредственно присоединённые к рейху, подлежали онемечиванию. Поляки на большей части Польши – в «генерал-губернаторстве» – были поставлены в условия жесточайшего полицейско-террористического режима, почти не отличавшегося от того, что действовал на большинстве оккупированных территорий СССР.

Режим, установленный нацистами в Прибалтике, был близок к тому же, что в Западной Европе. На территориях России, Украины и Белоруссии существовал не прикрытый никакой фикцией самостоятельности «новый порядок» прямого произвольного управления, при котором, как заявил сам Гитлер в июле 1941 года, «только немец может владеть оружием, но отнюдь не славянин». Тщетны были попытки министра «по делам восточных территорий» Альфреда Розенберга выделить хотя бы Украину из этого порядка. Только в 1942 году немцы решили объявить «полноценным», союзным, народом казаков.

Депортации на работы в Германии проводились, как уже было сказано, почти повсеместно. Но формы работ различались. Из СССР и Польши «остарбайтеры» пригонялись для выполнения, главным образом, неквалифицированных работ в добывающей промышленности и сельском хозяйстве. Отношение к ним было как к рабам. Из Франции прибывали квалифицированные рабочие, которые заменяли ушедших на фронт мужчин-немцев не только у станков, но иногда и в постелях цивильных немок.

«12 заповедей» Розенберга

Показательной для отношения немецкой оккупационной администрации к населению восточнославянских стран служила инструкция Розенберга под названием «12 заповедей», изданная 1 июня 1941 года. Она ориентировала чиновников на то, чтобы всем своим поведением подчёркивать свою принадлежность к расе господ и не сближаться с населением. Страхом перед культурной ассимиляцией немцев русскими проникнуты такие установки:

«Не будьте мягкотелыми и сентиментальными! Если вы будете плакать вместе с русским, он будет счастлив, ибо сможет вас презирать».

«Сохраняйте дистанцию между собой и русскими... Не устраивайте с ними никаких попоек. Ни в коем случае не вступайте ни в какие интимные отношения с женщинами и девушками на вверенных вам предприятиях».

«Остерегайтесь русской интеллигенции... У неё есть особый шарм и искусство воздействовать на умонастроение немцев».

«Нищета, голод, непритязательность – удел русского человека уже многие века. Его желудок переварит всё, а потому – никакого ложного сострадания. Не пытайтесь подходить к нему с германским жизненным стандартом... и изменять русский образ жизни».

В отношении населения оккупированных стран Западной Европы подобных предписаний не существовало. Интимные отношения немцев с норвежками, датчанками, фламандками считались, наоборот, полезными «для расы».