06/12/18
Что на самом сделал Стенька Разин с персидской княжной

Один из наиболее ярких моментов, связанных с жизнеописанием Степана Разина, касается его отношений с персидской княжной. Об этом сложены многочисленные песни, стихи, сказания, написаны картины. Повсюду в этих источниках Разин выступает как жестокий и бессердечный человек, готовый пожертвовать всем на пути к своей цели. Естественно, властям того времени такой неоднозначный, и даже, скорее, отрицательный образ Разина был на руку, поскольку в различных слоях населения у Степана нашлось немало заступников и сочувствующих.

Дело было так: в одном из своих персидских походов Степан взял в плен княжну-красавицу. Она настолько понравилась ему, что он решил жениться на ней и сыграть свадьбу по всем правилам. Однако команда и сподвижники обвинили своего атамана в том, что он променял вольницу и данные им клятвы на личное счастье. Желая доказать им, что это не так, Степан приказал бросить княжну в воду и продолжить пир, теперь уже во славу прежней вольной жизни.

У этой истории есть автор. Впервые на Руси ее узнали из переводов книги Яна Стрейса "Три достопамятных... путешествия" (1880 год, перевод С. Юрченко). Некоторые русские ученые и видные деятели читывали ее в конце 17 века в оригинале, в их числе, кстати, был и Петр Первый, который и велел сделать перевод. В книге, в частности, есть такие слова: "...Будучи сильно пьян, он (Разин) облокотился на край лодки и, смотря задумчиво на Волгу, вскричал: «Я обязан тебе всем, что имею, и даже тем, чем я стал. Ты отец и мать моей чести и славы. Я до сих пор не принес ничего в жертву тебе». Он схватил княжну, разодетую в жемчуга и драгоценные камни, одетую в золотую парчу, и бросил в воду. А она была прекрасная и благородная девица, но его за неволею страха ради любила. И во всем угождала..."

Правда, отечественные историки, даже те, которые в своих произведениях всегда защищали монархию и крайне негативно относились к личности бунтовщика С. Разина, о таком вопиющем факте из жизни атамана не сообщают в своих источниках, старательно обходя тему стороной, либо упоминая ее вскользь, с уточнением "легенда".

Еще один интересный факт "расследования преступления" Разина в отношении княжны. В середине 20 века историей заинтересовался глава МИД СССР А. А. Громыко. Перед переговорами с представителями Ирана он дал задание своей службе проверить, не помешают ли важной встрече и ее результатам "темные страницы прошлого". По приказу партии спецслужбы провели тщательные исторические изыскания, которые показали, что атаман и его войско никогда не брали в плен сколь нибудь знатных и значимых персиянок (С. Мазуркевич, "Степан Разин и персидская княжна").

Также сомнения в подлинности вызывает и архетипичность самого события - принесение сакральной жертвы. Это основная тема фольклорных произведений практически любого народа. Интересно, что в ряде сказаний поволжских народов легенда о княжне гласит, что ею была на самом деле русская "вещая дева" Соломонида (или Соломония). Которая в волжских водах вовсе не утонула, а стала владычицей подводного царства и активно помогала Разину и его казакам (П. И. Мельников-Печерский "В лесах").

Еще одна неточность, не позволяющая считать свидетельства современников-"очевидцев" правдивыми — указание разных рек в их "воспоминаниях". Так, у Фабрициуса это — Яик (Урал), у Стрейса — Волга, а некто Артемий, современник Разина, называет местом утопления "атаманской полюбовницы" Левую Кержанку — приток Волги. Учитывая описания допросов атамана, сохранившихся в исторических музеях и архивах, его личность можно назвать противоречивой и неоднозначной. Но маньяком, утопившим сразу трех девиц в трех разных реках, он точно не был...