12/09/18
Что писала советская пресса про военные победы Германии до июня 1941 года

В году Великой Отечественной советская пропаганда закономерно была направлена на разжигание ненависти к врагу в лице Германии, однако, сейчас мало кто помнит, что до начала войны картина была совсем другая. После заключения советско-германского договора о ненападении в 1939 году тональность советских средств массовой информации по отношению к немцам сильно изменилась. Прежние негативные эпитеты «фашисты», «агрессоры», «захватчики» превращаются в нейтральные «германские войска», «германское государство» и т.п. Эпитет «империалисты» остался только в отношении Англии и Франции.

Военные действия в Польше

Советская пресса, стремясь показать объективность в освещении событий, публикует новости, в которых практически дословно пересказывает зарубежные СМИ без каких-либо своих комментариев. Особое внимание уделяется политическим событиям.

2 сентября 1939 года большинство центральных газет отдали значительную часть второй полосы под публикацию речи Гитлера в рейхстаге накануне, где канцлер оправдывал своё нападение на Польшу. Без всяких пояснений они повторили измышления нацистского фюрера относительно систематической подготовки Польшей войны против Германии и того, что в ночь на 1 сентября Польша начала военные действия. Были приведены и слова Гитлера о миролюбии Германии, которая ничего не требует от западных держав.

8 сентября ТАСС, со слов германского верховного командования, сообщило о вступлении немецких войск в Варшаву. Это не было правдой: передовой отряд немецких танков, ворвавшийся на окраину польской столицы, был полностью уничтожен, а Варшава героически сопротивлялась ещё три недели. Но ни об этом, ни о варварских обстрелах и бомбардировках польской столицы, ни о значительных разрушениях и жертвах среди мирного населения советские газеты не сказали ни слова. Зато 21 сентября, со ссылкой на нидерландское агентство новостей, было сообщено, что обороняющие Варшаву польские войска передрались между собой.

В целом же продвижение германских войск по территории Польши освещалось в советской прессе верно. Публиковались карты-схемы театра военных действий от 8 и 14 сентября с обозначением подконтрольных территорий. В публикациях всячески подчеркивалась деморализация и развал польской армии, что, кстати, было недалеко от истины. В то же время давали и преувеличенную информацию о резко возникших в Англии трудностях. При этом, любая негативная информация о немецких войсках, как и о Германии в целом, отсутствовала. Правда, и особенной похвалы им советские газеты не расточали.

С 17 сентября 1939 года пресса в СССР переключилась на освещение «освободительного похода» Красной армии в Западную Украину и Западную Белоруссию. Время от времени сообщалось, что эти действия находят полное понимание в Германии. Так, 18 сентября ТАСС пересказало статью в главном рупоре нацистской пропаганды «Фёлькишер беобахтер» под названием «Новый порядок в Восточной Европе».

Подчеркивалось, что Германия «безгранично приветствует» решение советского правительства, которое «опирается на кровную связь» населения Украины, Белоруссии и Восточной Польши. 19 сентября ТАСС сообщило, что «население Германии единодушно приветствует решение советского правительства взять под защиту родственное советскому народу белорусское и украинское население Польши».

Приветствия по поводу оккупации Западной Европы

Речь наркома иностранных дел Молотова в Верховном Совете СССР 31 октября 1939 года закрепила новую идеологическую ориентацию советских СМИ. Нарком охарактеризовал Германию как страну, стремящуюся к окончанию войны и к миру, обвинил Англию и Францию в агрессии, в стремлении к мировому господству и подчеркнул, что преступно вести войну «за уничтожение гитлеризма» под флагом борьбы за демократию.

Враждебный настрой советской печати по отношению к западным державам особенно возрос во время советско-финляндской войны зимой 1939/40 г. Англия и Франция инициировали исключение СССР из Лиги Наций, собирались послать экспедиционный корпус в Северную Финляндию, планировали бомбить нефтепромыслы в Закавказье, поставляли оружие в Финляндию. Советский Союз подчёркивал дружественный нейтралитет по отношению к Германии.

Всякое дипломатическое действие СССР, призванное подчеркнуть дружбу с Германией, становилось событием первостепенной важности в советских СМИ. 9 апреля 1940 года, когда Германия начала вторжение в Данию и Норвегию, Молотов принял германского посла Шуленбурга и заявил ему, что «советское правительство с пониманием относится к тем мерам, которые вынуждена предпринять Германия».

Речь шла о том, что оккупация Дании и Норвегии, согласно официальным сообщениям германского правительства, должна была предотвратить их оккупацию западными державами. Молотов от имени правительства СССР пожелал Третьему рейху полного успеха в его «оборонительных мероприятиях».

10 мая 1940 года германские войска начали наступление на Западе. С сообщением об этом Шуленбург снова навестил Молотова. Это наступление официально объявлялось «вынужденной мерой, предпринятой… ввиду нависшей угрозы англо-французского наступления… через Бельгию и Голландию». Глава советской дипломатии вновь «отнёсся с пониманием» к сообщению германского посла и выразил ему «полное удовлетворение». А 17 июня 1940 года, после взятия немцами Парижа и за пять дней до капитуляции Франции, Молотов сам пригласил к себе посла Германии, чтобы от имени Советского Союза поздравить его с «блестящим успехом германских вооружённых сил».

Начало охлаждения

Все эти поздравления, конечно, передавались советской прессой. О начинавшихся в Польше и западных странах преследованиях нацистами евреев она не сообщала ничего.

Кроме того, летом 1940 года внимание советской печати переключилось на очередные «освободительные мероприятия» советских войск – присоединение государств Прибалтики и Бессарабии. Момент для этого был как раз самый подходящий, так как все силы Германии в это время находились на Западе.

В ноябре 1940 года Молотов посетил Берлин с официальным визитом. После того, как стороны не пришли к взаимоприемлемому соглашению о разделе сфер влияния, тон советских газет по отношению к Германии несколько охладел. Но враждебные выпады и вообще какая бы то ни было негативная информация о Третьем рейхе по-прежнему не допускались. Ход воздушной битвы над Англией, в которой Германия потерпела первую неудачу, и другие военные действия освещались, главным образом, по официальным немецким источникам. И вплоть до 21 июня 1941 года советские СМИ подчёркивали неуклонное соблюдение Германией пакта о ненападении с СССР.