Что произошло с «чеченским Геббельсом» Мовлади Удуговым?

То, что этот идеологический рупор самопровозглашенной Ичкерии выиграл информационную войну, развязанную в первую Чеченскую кампанию между федеральным центром и группировками боевиков, признают даже высокопоставленные российские генералы. Мовлади Удугов, получивший звучное прозвище «чеченский Геббельс», вовремя скрылся заграницу и теперь пропагандирует радикальный ислам на безопасном удалении от России.

Глашатай первой Чеченской

Как все одиозные фигуры самопровозглашенной Ичкерии, Мовлади Удугов до начала первой Чеченской войны (1994 год) широкой общественности (в том числе, и мировой) известен не был. Неудавшийся профессиональный журналист, не состоявшийся член компартии – вот, пожалуй, и все, что можно сказать о его довоенном периоде. Если не считать назначения на должность министра информации и печати Чечено-Ингушской республики в 1991 году, спустя полтора месяца после прихода к власти Джохара Дудаева, никаких мало-мальски ответственных постов Удугов не занимал. С началом президентства Дудаева в Чечне начала широко распространяться пропаганда радикального, воинствующего, ислама – ваххабизма. Новому лидеру был необходим способный ретранслятор таких идей, облекающий их в максимально доступную для широких масс форму, и Мовлади Удугов идеально подошел на эту роль. Особенно ярко его пропагандистский талант проявлялся в критических ситуациях, в условиях войны. С начала первой Чеченской кампании Удугов занимал много должностей, но суть его деятельности оставалась прежней – популяризация политики чеченских боевиков, густо замешанной на религиозно- политическом сепаратизме, приправленной еще и антисемитизмом.По воспоминаниям генерал-полковника Геннадия Трошева, «чеченский Геббельс» Мовлади Удугов, по сути, идеологически победил федеральный центр в первой Чеченской кампании – в современных условиях любой конфликт подобного рода во многом является именно информационной войной. Ни для кого не секрет, что у журналистов (в том числе, и международных) в Чечне в 94 – 96-годах зачастую было больше возможности общаться с представителями «сепаратистов», нежели с официальными лицами российской группировки войск или властных структур в Москве. Удугов умело использовал фактор одностороннего замалчивания информации и комментировал те или иные события с удобной для боевиков позиции. Тем более что западные СМИ, главным образом, настроенные антироссийски, охотно транслировали его выступления. Не отставали от них и многие федеральные средства массовой информации. В результате создавалась однобокая картина происходящего в Чечне, политически крайне невыгодная официальной Москве.

Хотел, но не сумел

Удугова явно не удовлетворял имеющийся у него статус, тем более что всего за несколько лет на волне Чеченской войны он приобрел всемирную известность. Амбициозному «чеченскому Геббельсу» хотелось большего. В 1997 году идеолог боевиков пытался избраться на пост президента мятежной республики, но набрал на выборах ничтожный процент голосов. До начала очередной Чеченской кампании Мовлади Удугов занимался созданием местного грозненского телевидения. Когда боевики вторглись в 1999 году в Дагестан, он эту акцию одобрил, но, как отмечают эксперты, пропагандистский пыл у «чеченского Геббельса» к тому времени уже был не настолько результативным, чтобы массово влиять на умы международной общественности. Удугов в своих видеообращениях нередко нес нелогичную чушь, непонятную даже соратникам-ваххабитам.

Чужой среди своих?

По оперативным данным, Мовлади Удугов в самом начале второй Чеченской кампании скрылся за пределами России, и с тех пор курсирует по исламским странам, там, где может не опасаться выдачи. С марта 2000 года он находится в федеральном и международном розыске – Удугов обвиняется в организации вооруженного мятежа и участии в нем (бандитское нападение на территорию дагестанского Новолакского района осенью 99-го года). Вопрос о принадлежности «чеченского Геббельса» к «Аль-Каиде» в 2005 году рассматривался в ООН, но в соответствующий список Удугова не внесли – якобы ввиду отсутствия необходимых доказательств его причастности к международной террористической организации. За рубежом Удугов охотно раздает интервью западным СМИ, продолжает пропагандировать идеи радикального ислама посредством специально созданного для этих целей интернет-сайта. Отношение к «чеченскому Геббельсу» у «верховных» радикальных исламистов, судя по всему, неоднозначное – его то называют идеологом террористической организации «Имарат Кавказ», то лишают этого статуса и даже хотят предать шариатскому суду. Все это якобы за то, что заграницей Мовлади Удугов ведет себя слишком вольно. Где конкретно «вольничает» идеолог ваххабизма, на сегодняшний день широкой общественности неизвестно, а спецслужбы на этот счет помалкивают. Говорят, он свободно появляется в Турции, Бахрейне, Катаре и даже в Чехии. Несколько лет назад исламисты распустили слухи о том, что голова Мовлади Удугова нашими спецслужбами оценена в полмиллиона долларов.