07/12/16
Что сделает Россию счастливой. Мнение Николая Данилевского

Мыслитель мирового масштаба, заложивший основы цивилизационного подхода к истории. Без его трудов не было бы ни Шпенглера, ни Тойнби.

Перестать европейничать

Одной из главных болезней России, по мнению Данилевского, является «европейничанье», смотрение на мир через «европейские очки». Симптомы этой болезни Данилевский делил на три симптоматические группы:
- Искажение народного быта и замена форм его формами чуждыми, иностранными.
- Заимствование разных иностранных учреждений и пересадка их на русскую почву.
- Взгляд на внутренние и внешние отношения и вопросы русской жизни с иностранной, европейской точки зрения.

Данилевский, как и Достоевский, отмечает такой симптом как «врожденная деликатность русского человека перед Европой», заискивание перед ней. Данилевский считает полезным и даже необходимым смотреть русскому народу на европейские дела «всегда и постоянно с нашей особой, русской точки зрения», применяя к ним как единственный критерий оценки: какое значение может иметь то или иное событие для реализации наших особенных русских целей, какое содействие или препятствие они могут оказать им. Как говорил тот же Достоевский: «Для Европы Россия – недоумение, и всякое действие её – недоумение, и так будет до самого конца».

Всеславянский союз

Один из путей спасения России Данилевский видел в создании Всеславянского союза, который бы мог противостоять враждебному влиянию Европы. Всеславянский союз, по мнению Данилевского, есть единственная твердая почва, на которой может возрасти самобытная славянская культура – условие ее развития. С общей культурно-исторической точки зрения Россия не может считать себя составной частью Европы ни по происхождению, ни по усыновлению. Европа, по мнению Данилевского, - это уходящий культурно-исторический тип, а славянство в лице России - приходящий ей на смену и обладающий более высокими исходными качествами, то значит и должны стоять перед ним более значительные задачи. И только реализуя эти задачи, Россия может стать полноценной цивилизацией.

Данилевский писал: «Бороться с соединенной Европой может только соединенное Славянство. Итак, не всемирным владычеством угрожает Всеславянский союз, а, совершенно напротив, он представляет необходимое и вместе единственно возможное ручательство за сохранение всемирного равновесия, единственный оплот против всемирного владычества Европы. Союз этот был бы не угрозою кому бы то ни было, а мерою чисто оборонительною - не только в частных интересах славянства, но и всей вселенной».

Не занимать главную роль

При создании Всеславянского союза, считал Данилевский, Россия не должна брать на себя роль пастыря и вмешиваться во внутренние дела своих союзников. Подобие осуществления идеи Всеславянского союза было осуществлено в создании Восточноевропейского блока, но история наглядно продемонстрировала, что после распада СССР все договоренности были упразднены, а вмешательство Советского Союза в политику союзных стран только усилило противоречия. Отношения возможны, таким образом, только при сохранении баланса между членами союза.

Самодержавие

Николай Яковлевич Данилевский признавал за самодержавием главенствующую роль в сохранении России и её самобытности. Мыслитель считал самодержавие не обычной формой правления, не внешним элементом политической системы, но органической формой, которая неразделима от сущности того, что она на себе несет. Самодержавие, по Данилевскому, является тем стержнем, который способен удержать Россию от распада. Парламентаризм же Данилевский считал балаганом, вредным для России явлением.

Америка и Россия

Данилевский считал, что развитие России и развитие Америки должно идти противоположными путями. За Новой Америкой Данилевский не признавал новый формирующийся культурно-исторический тип, но считал, что и у Америки России есть, чему поучиться. С большим уважением Данилевский относился к Монро. За то, что тот с президентского кресла провозгласил простой и ясный тезис о том, что америка принадлежит американцам, а иностранное вмешательство способно оскорбить Соединенные Штаты Америки. Такой лозунг, считал Данилевский, должен был взят и за основу и славянами. При этом Данилевский не был националистом и к лозунгу «Россия для русских» вряд ли бы отнесся с пиететом.

Держаться православия

Данилевский был убежден, что христианство как в протестантском, так и в католическом сознании подпилено под самый корень, что оно с их точки зрения не выдерживает самой простой критики и держится лишь до поры до времени только по инерции или косности, присущей и нравственному миру. Процессы, происходящие сегодня на Западе, когда клерикализация общества стремительно теряет свои позиции, убедительно показывает правоту Данилевского. С нравственностью сегодня (именно в протестантских и католических странах) происходят совсем тяжелые процессы.

Патриотизм особого рода

Данилевский считал, что политический патриотизм возможен во Франции, в Англии, в Италии, но невозможен в России. Политические формы, выработанные одним народом, собственно только для одного этого народа и годятся. Данилевский не устает подчеркивать, что Россия не только не имеет к Европе никакого отношения, но и само сопоставление, равнение на Европу наносит России большой вред. Русский патриотизм должен корениться не в политической среде, но в самом чувстве национального достоинства, которое во все времена подвергалось осмеянию со стороны чуждых и даже враждебных России мировых игроков. Мы же, глядя на них с чувством всё той же «врожденной деликатности», присоединяемся к тем, кому выгодно ослабление России.