08/12/18
Что советским солдатам не разрешалось делать в захваченных немецких городах

Заканчивалась Великая Отечественная война, и в конце января 1945 года войска Красной армии вступили на территорию Германии, чтобы окончательно разгромить фашистов. Многие солдаты и офицеры мечтали сурово отомстить немцам за страдания и лишения, перенесенные в течение предыдущих лет. Но командование разрешило военнослужащим далеко не всë.

В логове фашистского зверя

Согласно официальной позиции тогдашнего руководства СССР, советские солдаты сражались с фашистскими захватчиками, а не против народа Германии. И население этой страны должно быть освобождено от гитлеровцев так же, как это произошло в других государствах Европы.
Но обычные люди, далекие от таких нюансов, видели образ своего врага именно в немецком народе.
Отечественные и западные специалисты по-разному трактуют действия Красной армии в конце войны. Например, германский военный историк Йоахим Хоффман (Joachim Hoffmann) считал, что руководство Красной армии рассматривало месть мирному немецкому населению как «священный долг» каждого солдата. Об этом исследователь написал в своей книге «Сталинская война на уничтожение 1941-1945: планирование, осуществление, документы».
Многие немецкие авторы цитируют приказ командующего 3-м Белорусским фронтом генерала И.Д Черняховского, который накануне вступления на территорию Германии объявил подчиненным: «Мы никому не должны давать пощады так же, как они не давали пощады и нам. Страна фашистов должна стать пустыней, как наша страна, которую они сделали пустыней. Фашисты должны быть уничтожены так же, как они убивали наших солдат».
Британский историк Энтини Бивор (Antony Beevor) в книге «Падение Берлина. 1945» указал, что политработники 3-го Белорусского фронта перед наступлением на Пруссию предупреждали военнослужащих: «Солдаты, помните, что вы вступаете в логово фашистского зверя!» Именно такой агитацией и пропагандой исследователь объясняет многочисленные убийства, грабежи и изнасилования, которым подвергли местное население некоторые солдаты и офицеры.

Обращаться с немцами лучше

Отечественные историки, напротив, указывают на стремление советского командования защитить население Германии от необоснованной агрессии.
Так, во многих изданиях, посвященных этой непростой теме, упоминается директива ставки Верховного Главнокомандования «Об изменении отношения к немецким военнопленным и гражданскому населению» от 20 апреля 1945 г, которая была адресована командующим войсками и членам военных советов 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов. Этот документ напрямую обязывает советских солдат и офицеров «обращаться с немцами лучше», чтобы мирное население не оказывало вооруженного сопротивления частям Красной армии. Неукоснительное выполнение этой директивы гарантировала стоящая под ней подпись И.В. Сталина.
Впрочем, еще 19 января 1945 года верховный главнокомандующий издал приказ «О недопущении грубого отношения к местному населению», о котором были проинформированы все солдаты и офицеры. А командующий 2-м Белорусским фронтом маршал К.К. Рокоссовский распорядился насильников и мародеров расстреливать прямо на месте преступления.
Разумеется, далеко не все солдаты и офицеры Красной армии, виновные в расправах над мирными жителями Германии, понесли заслуженное наказание, но подобная работа проводилась достаточно жестко. Согласно архивным документам военной прокуратуры СССР, в первой половине 1945 года за совершенные бесчинства под трибунал попали 4 тысячи 148 офицеров Красной армии, некоторые из них были расстреляны после показательных процессов. Большинство насильников и мародеров военно-полевые суды приговорили к длительным срокам лишения свободы.

Не отбирать скот и имущество

Да, военнослужащим часто хочется дополнить скудный ассортимент военно-полевой кухни чем-нибудь менее прозаическим, чем каша и кусок хлеба. Скромный достаток обычного немца казался людям, измученным войной и многочисленными лишениями, огромной несправедливостью: «Пока мы кровь проливали на фронте, они здесь жировали за счет добра, награбленного в ходе войны!»
Домашняя колбаса, бутылка шнапса, патефон, охотничьи сапоги, настенные часы – все это и многое другое могло легко стать собственностью воинов-победителей. Далеко не каждый человек способен удержаться от нарушения закона в ситуации, когда твои же сослуживцы активно запасаются «сувенирами» из покоренной Германии.
Грабежей и случаев мародерства было бы гораздо больше, если бы не строгий запрет командования Красной армии. Например, директива Военного совета 1-го Белорусского фронта «Об изменении отношения к немецкому населению» от 22 апреля 1945 года предписывала военным комендантам городов устранить случаи самовольного изъятия личного имущества у немцев.
Советским солдатам и офицерам было запрещено отнимать у местного населения: различную технику, сельскохозяйственный скот и продукты питания. А продовольственные запасы складов и магазинов, оставленных хозяевами, предписывалось расходовать как на нужды воинских частей, так и на снабжение мирных жителей. Грабителей и мародеров, согласно вышеупомянутой директиве, задерживали и судили. Причем, с офицеров спрашивали строже, чем с рядовых военнослужащих.
Для нужд армии, размещения казарм и штабов советским войскам запрещалось занимать жилые дома немцев, выгоняя хозяев на улицу. Такие случаи должны были жестко пресекаться. Использовать разрешалось лишь административные здания и постройки, брошенные фашистами.

Не насиловать женщин и детей

По вопросу о массовых изнасилованиях немецких девочек и женщин отечественные и западные историки никак не могут прийти к общему мнению. Если российские авторы пишут о нескольких десятках тысяч жертв подобных преступлений, то их британские или германские коллеги утверждают, что почти 2 миллиона жительниц Германии подверглись сексуальному насилию в 1945 году. Причем, винят во всем не только русских, но и американских, и британских военных.
Часто поводом для обвинений бойцов Красной армии служит тот факт, что советское командование не заботилось о сексуальном удовлетворении своих солдат и офицеров. А вот немецкие или, например, японские военнослужащие имели возможность посетить специально созданные для них прифронтовые бордели, куда насильно сгоняли женщин с оккупированных территорий. Поэтому, дескать, оголодавшие без представительниц прекрасного пола русские солдаты и «отрывались» на несчастных немках.
Стоит ли говорить, что несмотря на строжайшие запреты командования, многие германские девочки и женщины были изнасилованы воинами-победителями. Это подтверждает хотя бы Доклад военного прокурора 1-го Белорусского фронта генерал-майора Л.И. Яченина «О выполнении директив ставки Верховного Главнокомандования и военного совета фронта об изменении отношения к немецкому населению», датированный 2 мая 1945 года. В этом документе содержатся такие факты:
1. 22 апреля 1945 года в местечке Шенерлинде жертвой старшины Дорохина стала 15-летняя девочка. Пьяный русский солдат, угрожая оружием, изнасиловал ребенка на глазах у родителей.
2. 25 апреля 1945 года в городе Фалькензее был арестован старший лейтенант Энчиватов, который «ходил по домам и насиловал женщин», находясь в нетрезвом состоянии.
3. В тот же день некий лейтенант Курсаков попытался надругаться над пожилой женщиной в присутствии ее мужа и детей.
4. А в городе Фронау рядовые Иванов и Мананков изнасиловали двух немок. Причем, одна из жертв, которую звали Лизелет Люре, была тяжело больна: она отравилась после ранее пережитого группового изнасилования, учиненного над ней советскими солдатами. Над еле-еле пришедшей в себя женщиной снова надругался красноармеец Мананков.
5. Подполковник Лосьев озадачил своего подчиненного лейтенанта ответственным поручением: привести к нему привлекательную немку. Выбрать полагалось на свой вкус. Доставленную к нему жительницу Германии офицер изнасиловал.

Генерал-майор Л.И. Яченин доложил верховному главнокомандующему, что он привел лишь несколько последних подобных случаев, о которых стало известно военной прокуратуре, хотя на самом деле их намного больше. Причем, не только солдаты и офицеры 1-го Белорусского фронта попадали под трибунал за изнасилования.