20/05/18
Что стало бы с Россией, если бы в 1996 году президентом стал Зюганов

В 1996 году была высока вероятность победы на президентских выборах Геннадия Зюганова. Как бы сложилась жизнь в нашей стране, если бы выиграл главный коммунист России, что ожидало бы нас за этим крутым политическим виражом?

На пороге сенсации

Весь парадокс политической ситуации в 1996 году был в том, что путем демократических выборов к власти могла прийти партия, которая ассоциировалась у граждан с подавлением любых проявлений демократии. Тем не менее разочаровавшийся в либеральных реформах народ готов был голосовать за Зюганова.

Первый тур президентских выборов не выявил победителя, а во втором, по официальным данным, Борис Ельцин вырвался вперед с отрывом примерно в 13% голосов. Правда, многие уверены, что победа тогда должна была достаться именно Зюганову. Ему просто не повезло, что сработал пресловутый административный ресурс. Попробуем же представить ситуацию, в которой президентом России стал коммунист.

Смелая программа

Накануне выборов Зюганов посетил Всемирный экономический форум в Давосе, где, по свидетельству очевидцев, вел себя так, словно уже был хозяином Кремля. Он прекрасно знал результаты опросов, согласно которым примерно треть россиян ностальгировала по советскому прошлому.

Предвыборная кампания коммунистов была весьма смелая и напористая. Они обещали провести национализацию, вернуться к советским ценностям и отменить Беловежские соглашения. Последнее звучало слишком самонадеянно, так как бывшие союзные республики вряд ли поспешили бы обратно в состав СССР.

Однако в нижней палате парламента коммунисты все же добились принятия документа о признании недействительной той части соглашений, в которых речь шла о прекращении существования Советского Союза.

Журналист Максим Шевченко считает, что коммунисты все-таки не были сторонниками реставрации СССР в прежнем виде. А лидерство Зюганова, по его словам, позволило бы преодолеть тот чудовищный раскол в обществе, который произошел после расстрела Белого дома.

Возвращение в «Совок»

Многие полагают, что возврат к СССР после победы Зюганова был неминуем. Политолог Дмитрий Орешкин не сомневается, что Геннадий Андреевич стал бы использовать ресурсы бывшего советского номенклатурного аппарата. Однако, по его мнению, это ввергло бы страну в еще более глубокий кризис.

«Пятилетние планы, разрыв с Западом, гонка вооружений, пионерские галстуки, исчезновение продуктов из магазинов и прочие прелести «Совка» – это бы нас ждало вскоре после прихода коммунистов к власти, уверен журналист Алексей Дурново.

Вероятно, Зюганов отменил бы многие ельцинские указы, препятствующие деятельности Компартии, и вернул бы горкомы, райкомы и обкомы. Затем бы последовал новый передел собственности, названный национализацией. Олигархов бы убрали, вынудив спешно ретироваться за границу. Однако на их смену пришла бы партийная элита – ведь свято место пусто не бывает.

В январском выпуске программы «Куклы» за 1996 год была показана воображаемая картина жизни в нашей стране при президенте Зюганове: Россия, 2000 год, банкир Геращенко тщетно выискивает рыбу на пустых прилавках, Явлинский и Гайдар пилят лес, а Лужков готовится взорвать Храм Христа Спасителя, приговаривая: «Народу нужен бассейн»…

Без амбиций

Сегодня Зюганов все чаще воспринимается как «карманный оппозиционер». А мог ли он стать в случае победы более решительным и жестким? Экс-глава МВД Анатолий Куликов называет Зюганова человеком «неконфликтным и не очень амбициозным». «Уже около четверти века Зюганов возглавляет Компартию, но мы ни разу не видели, чтобы он пытался всерьез претендовать на власть. Говорит библейские истины, принимает в пионеры», – констатирует Куликов.

Многие помнят, в каком состоянии находилась страна – задержки зарплат, повышение цен, акции протеста. Все понимали, что по мановению волшебной палочки жизнь не наладится. Вероятно, и сам Зюганов как достаточно трезво мыслящий политик не рассчитывал, что его президентство кардинально и быстро изменит ситуацию. Скорее всего, его действия были бы взвешенными и острожными, так как любой промах грозил бы ему и его партии серьезными последствиями.

Хорошо знающий Зюганова юрист Михаил Федотов считает, что Геннадий Андреевич попытался бы возродить советские порядки, но в условиях рынка и относительной демократизации политической системы. Однако рано или поздно он все равно пришел бы к выводу, что это совместить невозможно, и сдал бы свои позиции, убежден Федотов.

Переход к диктатуре

Некоторые российские политики эпохи 1990-х полагают, что если бы Зюганов стал главой государства, то в стране мог бы быть введен режим чрезвычайного положения. Но инициатором его стал бы не лидер коммунистов, а еще действующий президент Борис Ельцин. Ведь до инаугурации нового президента прежний остается у власти.

Подобный сценарий развития событий, скорее всего, сопровождался бы полным запретом Компартии (об этом своем намерении Ельцин неоднократно заявлял в узком кругу) и переходом к жесткой диктатуре. Как утверждают некоторые источники, беспроигрышный, хотя и не совсем конституционный, вариант сохранения власти был предложен Ельцину силовиками: в стране вводится чрезвычайное положение, результаты выборов аннулируются, а  полномочия действующего президента продлеваются на неопределенный срок.

Реализовывать такой план было кому. Накануне второго тура выборов о поддержке Ельцина заявил генерал Александр Лебедь, занявший в первом туре третье место. Лебедь всегда высказывался за применение максимально жестких мер. Так, проблему уличной преступности он готов был решать с помощью ввода в города военных частей и постоянного патрулирования.

Но чем мог закончиться процесс насильственного сохранения власти? Вероятно, баррикадами на улицах или даже гражданским конфликтом. Фактически Ельцину советовали возродить ГКЧП, а мы прекрасно помним к чему привела деятельность этого комитета в 1991-м. Полномасштабные военные действия в ядерной державе – это путь к настоящей катастрофе.