29/07/17
Что важно знать о торпедах: от самой первой до самой быстрой

В свое время торпеды принципиально изменили характер сражений на море. Даже в век современных авианосцев с их оборонительной начинкой, это оружие представляет наибольшую опасность для военных кораблей всех типов.

Новинка от «Стабилименте техника Фьюмано»


Общепринятая версия гласит, что создателем первой торпеды является англичанин Роберт Уайтхед. Согласно другой, не столь популярной теории, ее придумал австро-венгерский офицер Иван-Бланж Луппис, который еще в 1860 году, то есть за шесть лет до демонстрации торпеды Уайтхеда, показал императору Францу-Иосифу I самодвижущий по воде снаряд. Однако изобретение Лупписа было далеко от совершенства и содержало в себе ряд нерешенных технических проблем. Именно поэтому он обратился в фирму «Стабилименте техника Фьюмано», расположенную в средиземноморском городе Фиуме. Её возглавлял тот самый Роберт Уайтхед, который и вошел в историю. Произошло это в 1864 году.

Англичанин Уайтхед сразу же осознал перспективность нового оружия, и к тому же в отличие от Иван-Бланжа Лупписа, хорошо разбирался в механике. Помогал ему в этом деле его двадцатилетний сын Джон Уайтхед. Они оснастили снаряд гидростатом, горизонтальными рулями, гироскопическим прибором системы Обри, резервуаром сжатого воздуха с давлением до 150 атм., поршневым пневмодвигателем и, конечно же, зарядом. Всё это позволило торпеде, со средней скоростью 5.7 узлов, плыть на трехметровой глубине почти 700-800 метров. В конечном счете, Уайтхед сконструировали подводные самодвижущие снаряды двух типов: нормальный и малый. Первый имел длину 4,28 м и нес взрывчатку весом 27 кг, второй – был на полметра короче и имел тринадцатикилограммовый заряд.

Управляемые мины Бориса Якоби


Аналогичные работы велись и в России. Известно, что торпедам предшествовали мины. Уже в 1807 году это пассивное, но грозное оружие успешно применялось для защиты береговых укреплений. Идея управляемой транспортировки этих зарядов к эскадрам противника была вполне логичной. В частности, на Адриатике пытались создать управляемые с берега винтовые лодки с пироксилином. Однако использование вместо полноценных двигателей часовых механизмов делало такие плавучие мины медленными и ограниченными по дистанции.

Между тем эти проблемы были решены в России. Создатель гальванотехники Борис Семенович Якоби еще в сентябре 1838 года на Неве продемонстрировал ботик с электродвигателем, самостоятельно проплывший 14 км. Позднее Якоби создал управляемые мины, которые не срабатывали, если они касались наших кораблей, но взрывались при контакте с судами противника. В 1847 году в районе Ораниенбаума он показал императору Николаю I принцип действия такой системы.

В 1873 году, за год до своей смерти, Борис Якоби написал: «Изобретенные мною и улучшенные (управляемые) мины не уступают новейшим торпедам других государств, несмотря на приложенные там старания к усовершенствованию этого снаряда, которым Россия владела задолго до того, как подобное средство военной обороны стало известно за границей».

Параллельно с разработками Якоби свои торпеды сконструировал другой русский инженер И.Ф. Александровский, который в 1865 году представил в военное ведомство России своей вариант торпеды. Однако вместо денег изобретатель получил резолюцию «преждевременно».

Как океанограф торпедировал канонерку

Кем только не был Степан Осипович Макаров. И кораблестроителем, и океанографом, и полярным исследователем и даже автором русской семафорной азбуки. В историю он вошел как прославленный вице-адмирал и изобретатель бронебойных наконечников артиллерийских снарядов. Эксперты убеждены, что, если бы царское правительство прислушалось к доводам «неудобного» человека во дворе, каким был Макаров, то дуэль между «Варягом» и «Асамой» закончилась бы победой русского крейсера.

Степан Макаров совершил первую в мире успешную торпедную атаку, будучи еще лейтенантом. Произошло это в ночь на 25 января 1878 года во время похода на Батум. Являясь командиром катеров «Чесма» и «Синоп», он атаковал турецкую сторожевую канонерскую лодку «Интибах». Из двух торпед, пущенных с расстояния 60 метров в боевой корабль противника, взорвалась только одна. Но и этого оказалось достаточно, чтобы сорокаметровая канонерка легла на правый бок и в считанные минуты затонула.

Удача – награда за смелость


Если в Первой мировой войне по части торпед Россия была на уровне с ведущими странами мира, то в начале Великой Отечественной войны мы значительно уступали в этом Германии. В арсенале немецких подводников были бесследные торпеды G–7E, самонаводящиеся – Т–5, сверхточные «Лерхе», управляемые с помощью гидрофонов, а также залповые торпедные аппараты.

Историки справедливо утверждают, что основные морские баталии развернулись между подводными лодками Kriegsmarine и королевским флотом Великобритании. До 1943 года суммарный тоннаж потопленных кораблей союзников был запредельным, но уже во второй половине войны три из четырех подлодок Германии шли ко дну. Причем, по большей части благодаря флоту США и Великобритании.

Именно поэтому так остры споры вокруг торпедной атаки «Лунин против Тирпица». Основные контраргументы сводятся к формуле «этого не может быть, потому что этого не может быть никогда». Мол, профессионализм советских подводников был не достаточным для того, чтобы на расстоянии 35-40 кбт попасть в корабль, идущий со скоростью 20 узлов. Между тем факты говорят о том, что немецкий «Тирпиц» получил повреждение именно там, где находилась подлодка «К-21» под командованием Николая Лунина. Кстати, сам командир счастливой подлодки не утверждал, что попал в линкор. Так в вахтенном журнале записано:

«18.01.30. «Пли!» Ш = 71° 22' 2'', Д = 24° 34' 3''. Залп произведен четырьмя кормовыми торпедами с установкой глубины 2 м с интервалом 4 секунды. Дистанция залповая 18-20 каб., угол упреждения = 28°, угол встречи = 100°. Скорость цели Vц = 22 уз; скорость ПЛ 3,5 уз».

18.31. По корме слышен глухой раскатистый взрыв продолжительностью 20 с.
18.32. Второй раскатистый взрыв.
18.38. Третий раскатистый взрыв.
19.05. Всплыли под перископ. Ничего не обнаружено».

Однако вскоре выяснилось, что немецкая эскадра в составе линкора «Тирпиц» развернулась назад, причем шла со скоростью всего 10 узлов, что говорит о полученных повреждениях. Считается, что эта атака спасла легендарный конвой «PQ-17», отправленный в СССР из США, Канады и Великобритании.

Самая, самая…


В годы войны советские подводники воевали торпедой с шифром 53–38, этаким середнячком со скоростью 45 узлов. Между тем имелись все наработки для создания
быстроходной торпеды 53–39. Американскую торпеду Мк-48 образца 1972 года в Советском Союзе догнали в 1980 году, когда приняли на вооружение УСЭТ–80.

В СССР параллельно шла разработка принципиальной иной торпеды. Некоторые эксперты считают, что рывок в торпедостроении произошел после того, как американская противолодочная ракета «Асрок» была утеряна в Тихом Океане и, по некоторым сведениям, подобрана кораблем, с пропиской во Владивостоке. Именно тогда и начиналась разработка противолодочного комплекса «Шквал», который был принят на вооружение ВМФ 29 ноября 1977 года. Его боевые возможности были поразительны: при скорости 100 метров в секунду торпеда ВА-111 «Шквал» могла уничтожить корабли на дистанции до 20 км. В то же время в СМИ появилась информация о немецкой «Барракуде» с аналогичными характеристиками, и даже об иранской «Hoot», которую, впрочем, многие эксперты считают клоном «Шквала».

исправить оишбку