29/09/18
«Чёрная пехота» на Великой Отечественной: что это было, и сколько жертв она понесла

«Чернопиджачники» или «чёрная пехота». На официальном уровне наличие таких солдат отрицается по сей день. По документам они не фиксируются как военнослужащие. Свидетельств же о них немало.

Без винтовок и шинелей

И в наше время поисковики находят на местах сражений Великой Отечественной, вместе с трупами солдат и офицеров Красной Армии, трупы людей в гражданской одежде и без оружия. Кто они?
В некоторых мемуарах о войне содержатся свидетельства о пополнении, прибывавшем на фронт без обмундирования, в штатском, и без оружия. Набиралось оно в недавно освобождённых областях. Началось это явление осенью 1943 года.
Артиллерийский командир Валентин Дятлов вспоминал такой случай в декабре 1943 года на Западном фронте в Белоруссии. По траншее прошла группа штатских с вещмешками. «С Орловщины мы, пополнение», – неохотно отвечали они на расспросы. «Какое же вы пополнение, когда вы в гражданском и без винтовок?» — «Нам сказали, что в бою получите».
И вот, после артиллерийской подготовки, первыми двинулись в атаку на позиции врага эти люди без винтовок, в штатской одежде, в которой прибыли на фронт. Мало кто из них уцелел.
Не про такие ли атаки именно в это время и на этом участке фронта писал после войны генерал вермахта Курт Типпельскирх, когда сообщал, что немецким войскам удавалось нанести Красной Армии потери, превышавшие в двадцать раз потери оборонявшихся?..

Мобилизация в освобождённых районах

Первые свидетельства о «чернопиджачниках» относятся к сентябрю 1943 года, когда происходило форсирование Днепра, и делались дальнейшие попытки наступать с захваченных плацдармов. Сначала в атаку направлялось это только что мобилизованное силами самих фронтов и необученное «пополнение», следом шли штрафники, и потом уже регулярная пехота.
Встречаются утверждения, будто сразу по приходе советских войск в армию гнали даже несовершеннолетних юнцов и дряхлых стариков. Их трупов пока никто не предъявил, и современные следопыты считают такие рассказы ложью. Все погибшие явно от 18 и старше. В прифронтовой полосе действительно производились мобилизации военнообязанного населения. Но набранное наспех «пополнение» зачастую было нечем вооружить и обмундировать. Да и зачем то и другое, если большинство погибнет в первом же бою?
Генерал-майор Пётр Григоренко, объявленный при Хрущёве диссидентом, будучи в войну начштаба дивизии, описал в своей вышедшей в эмиграции книге, как происходил призыв в Западной Украине. Осенью 1944 нехватка людей в войсках стала столь значительной, что командованием 4-го Украинского фронта была организована в буквальном смысле «охота на людей» – с внезапными рейдами по сёлам, оцеплением и поголовной мобилизацией мужского населения от 17 до 50 лет.
Надо заметить, однако, что многие такие меры именно в названном регионе могли предприниматься в ответ на массовое неподчинение населения приказам о мобилизации.

Неучтённые

Конечно, проще всего объявить все свидетельства о «чёрной пехоте» небылицами, баснями, вражеской пропагандой. Тем более, что по документам такие солдаты не прослеживаются. На довольствие как военнослужащие они ставились только после первого боя, а в нём выживали немногие.
Однако что невозможного в том, что такая практика имела место? Пусть не систематически, а эпизодически? Ведь в Советском Союзе того времени не было понятия о правах человека, тем более на войне, а человеческая жизнь имела весьма относительную ценность.
Кроме того, все военнообязанные с оккупированных территорий автоматом считались потенциальными предателями. Почему они в 1941 году не вступили добровольцами в Красную Армию, или не ушли в партизаны, или не эвакуировались при отступлении, а остались под немцами? После войны на миллионах советских граждан висело клеймо: «Во время войны находился на оккупированной территории». И все эти люди ещё долго были ограничены в правах.
Кроме этих несчитанных формирований, «чёрной пехотой» часто называли штрафные батальоны. Да и в обычных частях Красной Армии персональный учёт был поставлен из рук вон плохо. Именных медальонов у красноармейцев не было, что затрудняет и зачастую делает невозможным опознание убитых. Попытка их внедрить в 1941-42 гг. провалилась из-за нежелания самих бойцов получать такой как бы «знак смерти».
Так что «чёрная пехота» как неучтённая в списках военнослужащих была во все периоды войны и из любых регионов огромной страны.

Правда о потерях признаётся с трудом

Не этой ли массой недоучтённых объясняется такая разница официальных цифр безвозвратных потерь РККА в Великой Отечественной войне и подсчётов, сделанных на основе параллельных источников? По официальным данным, погибло, а также не вернулось из плена в общей сложности почти 12 миллионов советских военнослужащих. А в марте 2017 года на слушаниях в Государственной Думе России, организованных движением «Бессмертный полк», была озвучена другая цифра – 23 миллиона погибших только военнослужащих. Она пока не подтверждена, но и не опровергнута Министерством обороны.
Откуда такая разница – почти в два раза? Не за счёт ли «чёрной пехоты», не числившейся ни в каких списках?