05/01/17
Дело Тухачевского: был ли заговор?

В этом уголовно-политическом деле 1937 года, где «паровозом» шел маршал Советского Союза М. Н. Тухачевский, даже неспециалист заметит явные несуразности. Обвинительный винегрет включает в себя столько не связанных друг с другом и противоречивых ингредиентов, что поневоле придешь к выводу о заказном характере данного процесса.

Вместе с тем, очевидно и то, что Тухачевский был строптивым,  неудобным военачальником и стремился отстаивать собственное мнение по поводу развития Рабоче-Крестьянской Красной Армии (РККА), не совпадающее с мнением руководства. За что и поплатился.

В чем их обвиняли

Помимо М. Н. Тухачевского, в прошлом первого зама наркома обороны СССР (Ворошилова), а на момент ареста командующего войсками Приволжского военного округа, в числе обвиняемых были 7 командармов и комкоров. Начальнику Политуправления РККА Я. Б. Гамарнику сидеть на скамье подсудимых не пришлось – он застрелился еще до начала активной фазы следствия.

Список обвинения против представителей высшего командного состава Красной Армии включал в себя несколько пунктов, в том числе, сотрудничество с фашистской Германией, подготовку терактов против членов правительства страны, а также государственного военного переворота. «До кучи» Тухачевскому «сотоварищи» вменили контакты с уже ошельмованными «врагами народа» Троцким, Бухариным, Рыковым и другими – эти «пристяжные» якобы тоже принимали активное участие в инкриминируемых военным злодеяниях.

Сталин принимал в разматывании этого «заговорщицкого» клубка самое деятельное участие. Собственно, он и являлся главным закоперщиком данного процесса. Незадолго до суда было созвано расширенное заседание военсовета при наркомате обороны СССР, где Сталин заявил о том, что теперь вряд ли у кого есть сомнения в наличии военно-политического заговора против советской власти: дескать, так много соответствующих показаний обвиняемых и свидетелей по этому делу. То есть, Сталин тем самым загодя, до суда, вынес всем семерым подследственным обвинительный приговор и по ходу обмолвился, на каких «очевидных фактах» строилось обвинение – на показаниях самих обвиняемых и со слов «свидетелей». Как в 30-х годах в СССР добывались подобные «факты» и чего поэтому стоили, теперь общеизвестно.

Как раскручивались события

«Стучать» на оппозиционность Тухачевского начали задолго до процесса 37-года – еще в 20-х годах; информация, главным образом, поступала от агентов советских спецслужб. Часть участников судебного процесса были арестованы по схожим обвинениям в 1936-м году, но до поры до времени на Тухачевского и «подельников» они показаний не давали. Примечательно, что еще за 7 лет до «дела Тухачевского» маршалу  предъявлялись практически идентичные обвинения. Но тогда по воле Сталина Михаил Николаевич был оправдан.

В 1937 году в высшем эшелоне РККА началось некое брожение с кадровыми перестановками и другими ограничениями. В частности, Тухачевского не пустили в запланированную загранпоездку. На него дают показания ряд бывших чинов НКВД, а к тому времени подследственных. Пошли аресты командиров РККА. Застрелился Гамарник. Все эти события спрессовываются во временной промежуток в 2 – 3 месяца.

Следствие и суд по «делу Тухачевского» были еще короче – в общей сложности, менее месяца. Причем, подсудимые не имели права на адвокатов и на обжалование приговора. А строился он, как и заблаговременно объявил «отец народов», исключительно на показаниях обвиняемых (приговор Сталин редактировал лично). К тому же, из материалов дела создавалось впечатление, что если бы подсудимых спрашивали о намерениях захвата власти в целом на планете, то они и в этом признались бы – настолько абсурдным выглядело протокольное самобичевание бывших руководителей РККА.

В кратчайшие сроки все осужденные были расстреляны.

Сотрудничал ли Тухачевский с немцами

Существует конспирологическая версия о контактах М. Н. Тухачевского с командованием фашистской Германии. По одной из гипотез, Сталину немцы через третьих лиц передали материалы, компрометирующие маршала, по другой – эти документы были сфальсифицированы. Ни то, ни другое недоказуемо, потому что на сегодняшний день не обнародованы ни сами «документы», ни «фальшивки», ни экспертные заключения по этим бумагам (если те вообще имели место быть).

Зато существует официальная «Справка комиссии президиума ЦК КПСС «О проверке обвинений, предъявленных в 1937 году судебными и партийными органами тт. Тухачевскому, Якиру, Уборевичу и другим военным деятелям, в измене Родины, терроре и военном заговоре», согласно которой, в частности, пошагово опровергаются все обвинения в сотрудничестве маршала и других осужденных с фашистской Германией, строившиеся, главным образом, на собственных умозаключениях следователей и их верховного «главного редактора».

Так был ли заговор?

Как уже было отмечено, из анализа уголовного дела Тухачевского и группы бывших военачальников, официальный обзор материалов которого на сегодняшний день опубликован, следует, что обвинение в отношении Тухачевского и его «подельников» практические целиком и полностью строилось на оговорах и на самооговорах. В то время царицей доказательств было признание вины, и при его наличии иных не требовалось. Показания выбивались, подследственных мучили и истязали разными, подчас самыми изощренными способами.

Ясно одно (и из материалов эта тенденция прослеживается): маршал Тухачевский стремился последовательно проводить собственную линию реорганизации РККА в связи с обозначившейся угрозой СССР со стороны Германии, и делал это настойчиво, невзирая на мнение вышестоящего руководства. Такой выскочка не устраивал никого – ни Сталина, предпочитавшего беспрекословное подчинение и угодничество, ни недалекого в военной науке наркома обороны Ворошилова, причастного к репрессиям десятков командиров РККА в 37-м году.