12/01/18
Ефрейторы: чем они занимались в Советской армии

Отношение к этому «промежуточному» званию младшего командного состава в советской армии было противоречивым – от пренебрежительного до уважительного. В первые годы «реабилитации» ефрейторов, выпавшие на Великую Отечественную войну, единственную лычку на погоны вешали не за прихлебательство перед вышестоящим командованием, а за конкретные заслуги.

Возвращение «сопли»

До 1940 года «старорежимные» воинские звания в рабоче-крестьянской Красной Армии находились в опале. Прямо перед войной этот вопрос пересмотрели, и ефрейторы вновь появились в советских войсках. Когда в 1943 году в форме одежды личного состава РККА свое законное место заняли погоны, на них появились и ефрейторские лычки («сопли», как их называли в войсках) – по одной желтой поперечной полоске на погон.

В Великую Отечественную ефрейтор – это, прежде всего, опытный боец, заслуживший право в случае форсмажора командовать отделением или даже взводом вместо сержантов – военнослужащий, имевший реальный авторитет среди солдат и обстрелянный в сражениях (что было немаловажно в условиях войны). В последней режиссерской работе знаменитого советского кинематографиста Леонида Быкова (1976 год) «Аты-баты, шли солдаты», в которой автор исполняет главную роль ефрейтора Святкина, эта особенность звания «ефрейтор» продемонстрирована особенно красноречиво.

Кем был советский ефрейтор

В советской армии ефрейтор мог занимать определенные воинские должности, только имея это звание – то есть, получить для этого соответствующий уровень подготовки. В боевой обстановке это должен быть командир, обеспечивающий нужную работу подразделения, оставшегося без низового (сержантского) командного состава. В советском морфлоте ефрейторам соответствовали старшие матросы. В пехоте это были старшие стрелки (пулеметчики, гранатометчики, в десанте, у мотострелков, морпехов, погранцов и у ВВ-шников - снайперы). Ефрейтор – помощник командира отделения, в случае боевой потери замещающий его. В советской армии звание «ефрейтор» всегда сопровождалось должностным прилагательным «старший» – водитель, вожатый служебных собак (для пограничников), радиотелефонист (для связистов), химик, огнеметчик (химвойска) и так далее. Ротный фельдшер или санинстуктор тоже должен был носить как минимум одну лычку – это были военнослужащие-срочники, имевшие за плечами гражданское медучилище или техникум.

Ирония по поводу «подвешенного» статуса

Ефрейтор – это уже не рядовой, но еще не младший сержант. «Лучше иметь дочь проститутку, чем сына ефрейтора» – это похабное присловье – ровесник «дедовщины», процесса внутреннего разложения советской армии, начавшегося с конца 50-х годов ХХ века, продолжавшегося вплоть до развала СССР и, к сожалению, унаследованного современной российской армией. Ефрейтором становились старослужащие, зарекомендовавшие себя, по мнению командования, с положительной стороны.

Если этот промежуточный этап (до присвоения звания «младший сержант») затягивался, то ефрейтор все чаще становился мишенью для шуток сослуживцев. В особенности, если «сопливый» не имел авторитета среди своих товарищей. А такое нередко случалось , поскольку многие солдаты в советской армии стремились выслужиться и получить заветную лычку любой ценой, в том числе, заискивая перед командованием части. Неприязнь в коллективе по отношению к ефрейтору часто провоцировала элементарная, часто подсознательная, зависть – «этот смог получить «соплю» на погоны, а я нет, чем я хуже?».

В общественном сознании пренебрежительное отношение к ефрейторам советской армии не культивировалось. Достаточно вспомнить популярный фильм «Семь невест ефрейтора Збруева» с Семеном Морозовым в главной роли. Там ефрейтор Костя Збруев оказывается на обложке журнала «Умелый воин», советские девушки без ума от него, засыпают письмами. Дембель Костя выбирает семь претенденток «на чистую дружбу» и едет выбирать. Не раз демобилизованный ефрейтор в своих «поисково-любовно-исследовательских» похождениях находит способ проявить армейскую смекалку и пытается неординарно, но достойно выти из сложной ситуации - он же советский ефрейтор!