19/11/17
Душманские методы: как афганские моджахеды поступали с пленными советскими солдатами

По официальным данным, за всю советско-афганскую войну (с декабря 1979 по февраль 1989 года) в плену у моджахедов оказалось 417 солдат и офицеров Советской Армии. Четвертая часть пленных погибла, подчас в страшных мучениях. До десятка военнослужащих завербовали западные спецслужбы, более 20 стали невозвращенцами.

Как убивали

К «неверным кафирам» у радикальных исламистов было однозначное отношение – их следовало уничтожать. Советских пленных «духи» редко убивали сразу, перед этим, их, как правило, жестоко пытали. Одной из самых изощренных пыток был так называемый «красный тюльпан» – когда у накаченного наркотиками пленника подрезали и заворачивали наверх кожу. После окончания действия наркотика мученик сходил с ума от болевого шока и умирал.

Другие способы казни были не менее изощренными и жестокими.

Как их содержали и допрашивали

По воспоминаниям тех, кого удалось вызволить из плена, душманы не церемонились с захваченными «шурави» – жестоко избивали пленных, отбирали форму и обувь, заковывали в кандалы. Держали в пещерах, зинданах (подземных тюрьмах), кормили отходами. В еду нередко подмешивали наркотики, которых в Афгане было в избытке. Охрана заставляла учить фарси, суры Корана на арабском, за допущенные при этом ошибки неизменно следовало избиение. Вся эта программа сводилась к тому, чтобы склонить пленника принять ислам. Агитировали также и западные эмиссары, расписывавшие в красках прекрасную и беззаботную жизнь за границей СССР.

Будущего российского вице-президента генерал-майора авиации Александра Руцкого, оказавшегося в афганском плену, также избивали, распинали на дыбе. Руцкой к тому времени был заместителем командующего ВВС одной из советских армий и западные спецслужбы им очень интересовались. В обмен на подробности вывода ограниченного контингента из Афгана офицеру была обещана обеспеченная и спокойная жизнь на Западе. При переводе в Пакистан условия содержания Руцкого улучшились, хотя угрозы причинения жестокой смерти в случае несогласия сотрудничать не прекращались.

Были среди советских пленников и те, кто перешел на сторону моджахедов по своему желанию, сам. Вошедший в состав одной из кундузских банд рядовой Д. дезертировал из части с оружием. Душманы доверили ему заниматься ремонтом стрелкового вооружения, Д. принял ислам и женился на местной афганке. Советской контрразведке стало известно, что предатель крайне жестоко ведет себя по отношению к советским пленным, истязает их. Наши спецслужбы нашли и захватили изменника.

Часть попавших в плен советских пленных, добровольно принявших ислам и обзаведшись в Афганистане семьями, не захотели возвращаться на родину даже когда это стало возможно – они привыкли к тому образу жизни, который выбрали.

Освобождение пленников

По официальным подсчетам, из афганского плена за всю историю той войны освободили 130 советских солдат и офицеров. Было три категории пленных, оказавшихся у моджахедов и которых во что бы то ни стало требовалось доставить на советскую территорию – солдаты, офицеры, гражданские и военные преступники (предатели, перешедшие на сторону душманов и воевавшие против Советской Армии).

Душманы охотно обменивали пленных советских солдат и офицеров на своих соотечественников, находившихся в плену у «шурави». Соотношение, как правило, было «один к нескольким» – солдат (офицер) менялся на 4 – 5 (цифра каждый раз варьировалась в обе стороны) «духов». Советское командование в таких случаях не торговалось – если была возможность обмена, ею всегда пользовались. Случалось, советских пленников отбивали в результате организованных (порой спонтанно) боевых спецопераций или выкупали за деньги.

Поиском и освобождением военнопленных занималась военная контрразведка. Каждый раз это были точечные акции, единообразной системы вызволения из плена не существовало, все происходило по индивидуальной схеме.

Руцкого, попавшего в афганский плен в 1988 году, пришлось вызволять из Пакистана, куда его перевезли душманы после безуспешных попыток склонить к сотрудничеству. В результате долгих и сложных переговоров офицера удалось обменять на агента ЦРУ, захваченного нашей контрразведкой. А одного из солдат-предателей, рядового Д., добровольно перешедшего к «духам», выманили хитростью – на обмен или выкуп душманы не соглашались. Тогда советская контрразведка создала лжебанду, в которую входили сотрудники спецслужб. К изменнику послали гонца, якобы за помощью в изготовлении фугасов. После поимки предателя и вынесения в отношении него приговора военного трибунала, Д. был расстрелян.