02/03/18
Poppe De Boer
«Двадцатое число»: крупнейшая трагедия в истории советского спорта

Десятки людей, пришедших на стадион «Лужники» 20 октября 1982 года поддержать нашу команду «Спартак», встречавшуюся с голландским «Харлемом», погибли в страшной давке.

Одни из причин – плохая подготовка и никудышная организация

Как вспоминал руководитель фанклуба ФК «Спартак» в 2003 – 2013 годах Владимир Гришин, в день матча «Спартак»-« Харлем» в 1/16 матча Кубка УЕФА было около 15 градусов мороза, выпало много снега. Участник того рокового матча, сегодня – гендиректор ФК «Спартак» Сергей Родионов также говорил об аномально морозной для октября погоде. Пострадавший тогда болельщик спартаковской команды Михаил Кузенков впоследствии рассказывал, что холода не остановили поклонников отечественного футбола. Большинство зрителей матча были школьниками и студентами.

Как обычно, за два дня до игры «Спартак» приехал на сборы в Тарасовку. В день матча стали готовить стадион, 80-тысячную арену предстояло очистить от снега. По воспоминаниям Сергея Родионова, если поле от снега очистили, то на трибунах он оставался – все 4 трибуны до прихода зрителей расчистить не успели. Обычно стадион в хорошую погоду заполняли 50 – 60 тысяч болельщиков. В тот день билеты купили около 16 тысяч человек. Как рассказывают очевидцы того матча, рассредоточением зрителей по трибунам никто не занимался, люди были сгруппированы «в кучу».

Около 4 тысяч зрителей заполнили трибуну «А», на трибуне «С», ближней к центральному входу на стадион, вместилось примерно 12 тысяч человек. Другие секторы стадиона пустовали, поскольку не были очищены от снега. Как рассказывают «спартаковцы»-участники того матча, на промерзшей почве неровного поля игралось тяжело. Матч для «Спартака» шел трудно, футболисты долго не могли открыть счет. Сергей Родионов говорит, что «Харлем» оказался достойным соперником, голландцы неоднократно предпринимали контратаки, советские футболисты до конца матча не могли забить второй гол (первый был забит ими на 16-й минуте).

Милиция в 80-е годы строго следила за поведением болельщиков «Спартака». Нельзя было кричать и скандировать речевки, вставать с мест… Активно болеющих фанатов нашей команды 20 октября также пытались задерживать и выводить со стадиона. Милиционеров начали закидывать снежками. Свыше 100 болельщиков были задержаны и доставлены в милицию за хулиганство.

Как и где началась давка

Матч, забитый в ворота голландцев на 90-й минуте, увидели не все зрители – многие уже покинули трибуны до финального свистка, полагая, что счет уже не изменится. Ближе к концу матча у выхода из стадиона собралась толпа. Люди должны были выйти на улицу по двум большим лестницам. Но в тот вечер открытой оказалась только одна из них, под трибуной «С», и этот выход, как утверждали выжившие болельщики, был слишком узким для такой толпы. Возникла давка, по словам очевидцев, болельщики падали друг на друга «штабелями». Обвалились перила и люди начали падать с лестницы с пятиметровой высоты. Многим именно это падение спасло жизнь – они отделались переломами.

Одна из версий возникновения давки – гол спартаковца Сергея Швецова – якобы тысячи выходивших со стадиона болельщиков, услышав шум толпы, повернули обратно, а встречные потоки и породили смертельный хаос. Другие утверждали, что все вышло стихийно, а стесненные условия для выхода людей с трибун только усугубили ситуацию.

По словам гендиректора ФК «Спартак» Сергея Родионова, команда неделю ничего не знала о происшедшем. «Вечерняя Москва» под заголовком «Происшествие» опубликовала небольшую заметку о том, что в результате несчастного случая в «Лужниках» есть пострадавшие. Последующие 6 лет советская пресса вообще о трагедии не упоминала, только во время «перестройки» к этой теме вернулись. С болельщиками и их родителями беседовали правоохранители, запрещали им что-либо говорить о случившемся. «Советский спорт» был первым советским СМИ, написавшим подробный материал о массовой гибели болельщиков в 1988 году.

Кого наказали

По факту массовой гибели болельщиков было возбуждено уголовное дело по статье «Халатность». Родителям погибших на судебных заседаниях, продолжавшихся всего полтора дня, слова не давали. Обвинительное заключение, по словам авторов публикации в «Советском спорте», состояло из противоречий и сведений, не соответствующих действительности. К примеру, там написали, что трибуны стадиона были полностью готовы к игре и очищены от снега. Обвинение и суд пытались свалить всю вину на самих болельщиков, якобы молодежь была пьяная, что и спровоцировало давку.

На том матче присутствовал профессиональный врач Лев Борисенко, который до приезда «скорой» (первая машина прибыла только через 40 – 50 минут) практически в одиночку оказывал первую помощь пострадавшим, милиция оцепила место происшествия и никого не подпускала.

По официальным данным, 20 октября на московском стадионе были насмерть задавлены 66 человек («Советский спорт» приводил информацию о более чем трехстах погибших). В итоге под суд попали директор «Лужников» Виктор Кокрышев (он был амнистирован), комендант стадиона Юрий Панчихин, который в тот день вообще не занимался организацией матча, получил полтора года тюрьмы.