18/06/17
Евно Азеф: судьба самого секретного агента в русской истории

Этому революционеру-провокатору на протяжении 5 лет удавалось морочить голову как однопартийцам-эсерам, так и царской охранке – Азеф был настолько хитер и ловок, что сумел запудрить мозги и тем, и другим.

Эсеры не могли заподозрить в лидере своей боевой организации предателя, поскольку Евно Азеф имел прямое отношение к подготовке и проведению самых серьезных терактов. В свою очередь, Департамент полиции, где он был на зарплате, считал своего «засланца» весьма ценным осведомителем.

Как по маслу

Будущий провокатор родился в бедной многодетной семье. В конце XIX века в России сам воздух был напоен революционными идеями. Глотнул его и юный Азеф – он еще до окончания гимназии посещал революционные кружки, организованные еврейской молодежью. Именно тогда на него обратила внимание полиция.

Существует, по меньшей мере, две версии, на какие средства Евно Азеф сбежал в Германию, скрываясь от охранки. Согласно одной из них, 23-летний плут украл 800 рублей, по другой, – стащил у какого-то купца масло и продал его, а деньгами, как сейчас пишут в полицейских протоколах, «распорядился по собственному усмотрению». Для знатока биографии Азефа обе гипотезы выглядят одинаково правдоподобно – жулик он был первостатейный.

Согласно документам Департамента полиции царской России, сексотом Евно Азеф стал сразу же по приезде в немецкий Карлсруэ, где он стал учиться на инженера-механика – письменно обратился к руководству российской охранки, выразив желание «стучать» на русских революционеров, студентов местного политехнического института. Переписку с Департаментом в 1909 году, спустя год после разоблачения Азефа обнародовал в своей речи в Государственной Думе П. А. Столыпин (по злой иронии судьбы, Петра Аркадиевича спустя 2 года убьет террорист-революционер).

Двойной агент

Историки до сих пор ломают копья в спорах: как это удавалось Азефу так долго и успешно работать на два фронта и что же им на самом деле двигало.

Если внимательно изучить биографии этого террориста-прово катора (тем более, что значительная ее часть была задокументирован а и впоследствии обнародована), станет ясно: Азеф – одновременно умный, хитрый и жадный авантюрист. Балансирование на гране провала (как с той, так и с другой стороны), доставляло ему явное удовольствие.

Став своим в союзе социалистов-рево люционеров (эсеров), Азеф за 3 года пребывания в нем настолько завоевал доверие соратников, что после ареста лидера Боевой организации эсеров Г. А. Гершуни возглавил этот отряд боевиков. Эсеры на тот момент уже достаточно заявили о себе – террорист их Боевой организации застрелил тогдашнего главу российского МВД Сипягина, другой боевик ранил харьковского губернатора Оболенского. За несколько дней до ареста Гершуни был застрелен губернатор Уфы Богданович.

Азеф активно включился в работу по укреплению Боевой организации – наладил в ней жесткую дисциплину, упростил систему подчинения боевиков партийному центру. Он одновременно отстаивал политику проведения террора и осуществлял «политику сдерживания» – именно Азеф помешал успешной реализации убийства министра внутренних дел Дурново и покушения на царя Николая II. Агенту охранки, работавшему под полицейским псевдонимом «Раскин», на тот момент за осведомительство платили уже тысячу рублей (больше миллиона нынешними деньгами).

Парадокс, непонятный ни «нашим», ни «вашим»

Азефа несколько лет не могли раскусить собратья по партии, хотя он сдал полиции практически весь первый состав ее Центрального Комитета плюс около десятка боевиков в самом начале своей партийной «карьеры». Но вместе с тем и организовал порядка тридцати терактов, жертвами которых стали московский генерал-губернат ор великий князь Сергей Александрович и градоначальник северной столицы фон Лауниц, главный военный прокурор Павлов… Да что говорить, если и к убийству эсерами глав МВД, своего непосредственног о начальника В. К. Плеве, Азеф тоже имел прямое отношение!

Провокатор вел хитрую игру: часть терактов он готовил втайне от своих полицейских «шефов», исправно получая от них солидную зарплату. Не раз подозреваемый соратниками в двойной игре, Азеф всегда имел козыри для защиты: никто из первых лиц партии эсеров не мог соперничать с ним в количестве наиболее резонансных терактов – подобные аргументы были обезоруживающими.

Кто его разоблачил

В 1908 году Азеф сдал полиции один из так называемых «летучих отрядов» эсеров, в результате чего семерых его боевиков, в большинстве своем женщин, по приговору суда повесили. Эта история потом стала основой сюжета известного произведения Леонида Андреева «Рассказ о семи повешенных».

В том же году к публицисту В. Л. Бурцеву поступила информация о том, что Азеф провокатор. Эсеры Бурцеву не поверили, но Владимир Львович заручился доказательствами от авторитетнейшего информатора – бывшего начальника Департамента полиции А. А. Лопухина. Алексей Александрович еще до истории с эсерами впал в немилость при дворе, как официально считалось, из-за либерализма по отношению к революционерам. Его потом, когда отставник помог разоблачить Азефа, даже судили за госизмену и сослали в Сибирь.

Последние годы провокатора

Азеф и на этот раз, как сказочный Колобок, ушел от всех и скрылся от приговоривших его к смерти эсеров заграницей. После начала Первой мировой жил в Германии, бедствовал, пытался заняться мелким бизнесом. Но был арестован немцами… как бывший агент русской царской охранки. Чуть больше двух лет отсидел в берлинской тюрьме Моабит. В конце 1917 года Азефа выпустили, но на воле он не прожил и полугода – в заключении этот великий мистификатор заболел, а освободишись, хворь побороть так и не смог – умер от почечной недостаточности.

Похоронен Азеф в Берлине на Вильмерсдорфском кладбище, на его могиле выбили только номер 446. Говорят, это захоронение сохранилось до наших дней.