20/02/18
Где и как сидели лидеры ГКЧП

Всего по уголовному делу об измене Родине (государственном перевороте, совершенном в СССР в августе 1991 года) было арестовано свыше десятка активистов Государственного комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП) и их помощников. Каждый из них просидел в заключении от полугода до полутора лет.

Первые лица в «Матросской тишине»

Арестованных министра обороны Советского Союза Дмитрия Язова, председателя КГБ СССР Владимира Крючкова и вице-президента Научно-промышленного союза СССР Александра Тизякова поначалу держали в подмосковном санатории МВД, затем перевезли в СИЗО города Кашина. И только потом доставили в московский СИЗО № 4 «Матросская тишина». Там же сидели начальник легендарной «девятки» (9-го управления) КГБ генерал-лейтенант Юрий Плеханов и секретарь ЦК КПСС Олег Бакланов.

Как вспоминали их сокамерники, кооператоры, обвиняемые по экономическим статьям, новые сидельцы поначалу не понимали тюремных порядков и правил поведения в камерах. К примеру, их учили кушать отвратительный рыбный суп, съедая из него только рыбу, а остальное следовало выливать в канализацию. Через несколько дней питание арестантов «Матросской тишины» стало лучше, в рацион добавили масла, мяса.

Вначале дичились, потом освоились

По свидетельству сокамерников гэкачепистов, путчисты вначале неохотно шли на контакт с остальными заключенными – выглядели подавленными, сторонились общения. Но со временем обжились, сообразив, что сидят не с отпетыми рецидивистами, а всего лишь с жуликами, обвиняемыми в обмане государства.

В заключении гэкачеписты даже пытались обосновать другим сидельцам идеологическую «платформу» путча. Правда, кооператоры не особо верили байкам членов ГКЧП, когда те заверяли, что после путча предприниматели в СССР получили бы полную свободу действий.

Лукьянов ботал по фене

Некоторые члены ГКЧП впоследствии сами охотно рассказывали, как им жилось в тюрьме. Например, бывший председатель Верховного Совета СССР Анатолий Лукьянов в интервью российским СМИ заявил, что в заключении его выручало… знание блатного жаргона (фени), по которому он даже в свое время сдавал экзамен. Якобы умение разговаривать с зеками на понятном им языке и вызывало уважение тюремного контингента к одному из лидеров путчистов. Хотя, по словам самого же Анатолия Ивановича, он в «Матросской тишине» сидел в одиночке.

Судили, чтобы амнистировать

В массе своей лидеры и сторонники ГКЧП были людьми пожилыми и не отличавшимися крепким здоровьем. К примеру, секретаря ЦК КПСС Олега Шенина в заключении трижды оперировали, первый зам Крючкова Виктор Грушко перенес два инфаркта…

… К январю 1993 всех подсудимых по делу ГКЧП (12 человек) выпустили под подписку о невыезде и больше под стражу не заключали. Защищали гэкачепистов 19 адвокатов, в том числе, такие звезды отечественной юриспруденции как Генрих Падва (защитник Анатолия Лукьянова) и Генри Резник (адвокат Юрия Плеханова). Судебный процесс продолжался более полутора лет, и в конечном итоге дело о государственном перевороте закончилось амнистией для всех обвиняемых, которых в соответствующем президентском указе «подверстали» к списку подсудимых-участников весенних и осенних событий в Москве в 1993 году.