Генрих Люшков: предатель, который хотел убить Сталина в ванне

Перед Второй Мировой войной за Сталиным охотились иностранные разведки всего мира: агенты нацисткой Германии и бывшие белогвардейцы, диверсанты из Японии и белобандиты — все хотели видеть его мертвым.

Подозрительность вождя росла, начались масштабные чистки. Многие приближенные, считая себя неподсудными, до последнего момента находились на рабочих местах, но некоторые бежали из страны, унося на себе клеймо предателей.

Генрих Люшков стал самым высокопоставленным предателем СССР: когда он перешел границу с Маньчжурией, он был комиссаром государственной безопасности III ранга и начальником Управления НКВД по Дальневосточному краю.

Генрих Люшков появился на свет в 1900 году в Одессе, с пятнадцати лет работал в магазине, под влиянием старшего брата увлекся революцией и в 1917 году стал членом партии большевиков; во время Гражданской участвовал в подполье, был арестован, сумел сбежать.

В 1920 году началась его карьера: сначала ВЧК, затем — ГПУ, из Тирасполя — в Одессу, затем в Харьков. Через десять лет он возглавил украинский секретно-политический отдел ГПУ. Отличался рвением: лично вел допросы и писал обвинительные заключения, за что был переведен в центральный аппарат, где обзавелся покровителем – наркомом внутренних дел Генрихом Ягодой.

Карьера складывалась блестяще: Люшков участвовал в расследованиях убийства Кирова, «Кремлевского» дела, дела «Антисоветского троцкистско-зиновьевского центра» и везде показал себя лучшим образом и получил два ордена: Ленина и Красного знамени.

Самая необычная работа, которой он занимался, была организация охраны Сталина на водолечебном курорте Мацеста. Официально должность называлась «начальник пограничной службы и НКВД Азово-Черноморского края», но Люшков лично следил за безопасностью вождя в водолечебнице и устранил много недочетов, но знал и лазейки, по которым можно добраться до Сталина.

Последние два года Генрих провел на Дальнем Востоке. Назначен был лично Сталиным и перед отъездом удостоен его аудиенции. На месте Люшков арестовал сорок высших офицеров НКВД края; им предъявили обвинение в организации «троцкисткого» подполья и расстреляли. Начались чистки в промышленности, в деревне: было арестовано 200 000 человек, 7 000 – расстреляно. Именно Люшков занимался переселением корейцев в Среднюю Азию: Сталин считал, что те в случае войны будут помогать интервентам.

И тут звезда изменила герою: его покровитель Ягода оказался в немилости, на место наркома НКВД назначили Ежова, который первым делом расстрелял верхушку НКВД. К тому же Сталину сообщили, что среди военных высшего эшелона есть законспирированное подполье, цель которого — уничтожение партии.

В 1938 году Генрих Люшко в качестве депутата приехал в столицу и тут заметил слежку. Он попытался выяснить ее причины, но ему дали понять, что объяснять никто ничего не будет.

Видимо, были и другие «звоночки», которые испугали начальника дальневосточного НКВД настолько, что он решился на побег. Сам он объяснял свой поступок тем, что узнал о приказе Сталина арестовать его.

Чтобы сбежать, Люшков устроил проверку безопасности советско-маньчжурской границы, выехал на территорию 59-го отряда, объяснил начальнику, что у него «встреча с агентом с другой стороны» и попросил оставить его одного. Пограничник перечить не посмел, за что поплатился: оставшись один, офицер НКВД перешел границу и сдался японцам.

Буквально на следующий день он был в штабе Квантуньской армии и выложил японцам все сведения, которые знал о безопасности границы, дислокации и вооружении частей, и о том, что в тылу у японцев работает группа советских разведчиков, к счастью для Рихарда Зорге, он знал только псевдонимы.

Для японцев Люшков был подарком, ведь он занимался охраной самого Сталина. Японцы тут же приступили к разработке операции «Медведь», целью которой было убить Сталина в Мацесте. Люшков знал, что подобраться к вождю можно было в тот момент, когда он принимал ванну в водолечебнице: вождь в одиночестве подолгу лежал в радоновой ванне.

Проникнуть в лечебницу можно по водостоку: труба большого диаметра заполнялось только до половины и вела в резервуар, откуда через люк можно было пролезть в кладовую. Двух истопников планировалось убить,затем убийцы должны были убрать охрану и пройти в комнату, где находился Сталин.

О том, чтобы остаться в живых не было речи — в группу набирали смертников. Готовились всерьез — на японской разведбазе в Чанчуне выстроили копию лечебницы, тренировки проходили на ней, но операция все равно провалилась. Группа диверсантов не смогла перейти границу, нарвавшись на пулеметный огонь. Пограничники убили троих преступников, остальные смогли уйти назад, в Турцию.

Скорее всего, информация о группе была предоставлена Сталину теми самыми разведчиками, которых Люшков так и не сумел сдать японцам.

Сам вчерашний палач сменил внешность и собирался вести через газеты агитацию против «сталинского режима», консультировал японцев, занимался прогнозами и надеялся, что ему дадут документы, по которым он сможет жить в Юго-Восточной Азии. Но японцы оказались прагматиками: как только стало понятно, что советские войска могут войти в Дайрен (Далянь), офицер контрразведки Такеока вывел Люшкова на улицу и выстрелил ему в грудь, а другой офицер добил, выстрелив в голову. Тело вчерашнего палача кремировали , а урну с прахом по обычаю отнесли в ближайший буддийский храм.

Но даже если Лющков сумел бы сбежать, уйти от смерти бы ему вряд ли удалось: все советские агенты имели директиву при встрече убить предателя.

исправить оишбку