29/05/17
Григорий Кириченко: прапорщик, который спас почти 70 жизней на Чеченской войне

О Григории Кириченко, как о герое Первой чеченской войны знают немного людей. Отважный старший прапорщик спас почти 70 жизней раненым солдатам.

До Чечни

Кириченко Григорий Сергеевич родился 28 сентября 1954 года в селе Герасовка, Луганская область. До призыва в армию работал на заводе литейщиком, сразу после окончания школы. В 1972 году его призвали служить в армию, Григорий проходил срочную службу в танковых частях в Чехословакии, дошел до звания сержанта. После окончания службы решил остаться в армии, окончил школу прапорщиков и получил специальность «инструктор по вождению танков»
Участвовал в Афганской войне, проводил колонны с боеприпасами и продовольствием. В 1988 году работал в учебном центре, где ребята проходили подготовку перед Афганской войной. После распада СССР служил в армии Узбекистана, во время гражданской войны в Таджикистане воевал на стороне российской армии. В 1994 году приехал в Россию, и поступил на службу в Приволжский военный округ, старшим ротным техником 81-го мотострелкового полка. Полк был расквартирован в поселке Рощинский Самарской области.

Чеченская военная кампания

31 декабря 1994 года, в 6 утра. Колонны федеральных войск начинают движение в сторону Грозного. По плану, войска должны были входить в город по четырем направлениям: восток, запад, северо-восток и север. В группировке войск «север» шел 81-ый самарский мотострелковый полк.

Войска не встретили никакого сопротивления, и колонна машин прошла несколько кварталов по Комсомольской улице, и доехала почти до центра города. Неожиданно из пятиэтажных домов на колонну открыли шквальный огонь. Григорий Кириченко оказывается в самом центре боя.
«Началась свистопляска» - говорит Кириченко – «слева, справа, из-под земли. Все растерялись. Пули свистят, бьют по броне, ну все, началось. Нас никто не учил воевать в городе». По словам Григория, их учили бою «ура, вперед» и наступлению в поле, но как воевать в городских условиях, никто не знал.

Чтобы сломить сопротивление боевиков, командование приняло решение об артиллерийском огне. Чтоб это сделать, нужно было отвести колонну назад, в которой был Григорий Кириченко. Получили приказ «полный назад!», но механики-водители были неопытны, не смогли слаженно выехать с узкой Комсомольской улицы. Началась каша: машины глохли на месте, наезжали друг на друга. Танки наезжали на машины, сминая по пять-шесть боевых машин пехоты. «Железо летит, корежит БМП», вспоминает Кириченко.
За время замешательства российских войск, боевики успели занять выгодную позицию и начинают в упор стрелять из гранатомётов замешкавшиеся БМП. За первые 10 минут боя боевики уничтожили три машины. Как только экипаж выбирался из горящих машин, то попадал под обстрел боевиков. Через полчаса кошмара уже несколько десятков убитых и раненых. Кириченко понял – если ребят не эвакуировать, то они попадут в плен, откуда они точно не выберутся живыми. Григорий принял решение вывести раненых из-под огня. Под непрерывным огнем он начинает самостоятельную операцию спасения раненых. Кириченко вспоминает: «я забил раненых полный десант, трупы, трубы были тяжелые и изувеченные до неузнаваемости». Когда места в машине не осталось, Григорий принимает решение прорываться к российским войскам. Без прикрытия, напролом, Григорий Кириченко везет раненых к ближайшему медсанбату, оставляет раненых там и снова отправляется обратно, в пекло.

Он проделал это десятки раз за двое суток, практически не прерываясь.
Колонна российских войск снова попала в осаду боевиков. Город полыхал, взрывы, стрельба – настоящий ад. Противник превосходил количество российских бойцов в пять-шесть раз, по словам Кириченко. Старший прапорщик вместе со своей командой снова начинает забирать раненых. Трупы боевикам они тоже не могли оставить – по возможности закрепляли на крыше. Кириченко говорит, что он не считал раненых, пока их вывозил – просто делал свое дело, без страха, потому что страшно было только до первого выстрела. Доставить до медсанбата Кириченко удалось и во второй раз. Там он узнает, что его полк и 131 Майкопская бригада заблокирована на ЖД вокзале, и срочно нужна помощь.

Кириченко присоединятся к колонне, чтобы прорваться к своим. Но доехать не удается, потому на площади «Минутка» бойцы попадают под огонь боевиков. Колонна разбита, БПМ Григория Кириченко оказывается отрезанной от батальона, и на машину обрушивается шквальный огонь. Но Кириченко опытным взглядом быстро вычисляет, где находиться боевая точка боевика, он уничтожает ее и отправляется дальше. Колонна подкрепления в это время уже ушла далеко вперед. Кириченко понимает, что догонять колонну по центральной улице города все равно, что покончить жизнь самоубийством. Тогда Григорий принимает решение, что ехать к вокзалу нужно окольными путями – но для этого нужно изучить карту. В машине смотреть карту неудобно, и команда Кириченко перемещается в здание, по которому боевики сразу открывают огонь.

Кириченко получает ранение.
Григорий Кириченко не успел прорваться к 81-ому мотострелковому полку, который оборонялся на ЖД вокзале. Его вместе с другими ранеными отправили в госпиталь.

После боя

Григорий Кириченко позже узнал, что он вывез с поле боя 68 раненых и 28 погибших ребят. В числе спасенных был командир 81-го мотострелкового полка Александр Ярославцев. За его поступок его приставили к награде «Герой России»…посмертно! Оказывается, что командование посчитало его погибшим, потому что БМП Кириченко сожгли боевики. В родном городе Кириченко даже успели похоронить, установив на могиле памятник с надписью «погиб 2 января 1995 года». Его еще долго не хотели вычеркивать из списка погибших. Сделали это только тогда, когда Григорий Кириченко получил золотую звезду лично, из рук президента Бориса Ельцина, в январе 1996 года.
Сегодня Герой России Григорий Кириченко живет в селе Ягодное Ставропольского района. Он ведет скромный образ жизни, выращивает урожай на десяти сотках и проводит время с тремя внуками и правнуком.
Его имя увековечено на памятнике Героев около Дома Офицеров в Самаре, Приволжско-Уральском военном округе России.