29/10/18
Public domain
Игры «дембелей»: какие развлечения были у старослужащих в армии СССР

Расцвет дедовщины в Советской армии пришелся на 1970-1980-е годы. В это время окончательно сформировалась неофициальная солдатская иерархия, состоящая из «молодых» и «дедов». Эти две группы, в свою очередь, делились на подгруппы. Самой привилегированной кастой были дембеля, срок службы которых подходил к концу. Демобилизация, то есть увольнение в запас, породила ряд ритуалов, ставших неотъемлемой частью армейской субкультуры.

Откуда корни

Дембельские ритуалы являются важной составляющей дедовщины – неуставных взаимоотношений, построенных на превосходстве «дедов» над «молодыми» на основании срока службы. Считается, что корни этого явления уходят еще в царское время. В Советской армии случаи неуставных взаимоотношений начали фиксироваться в Великую Отечественную войну, когда в войска стали призывать уголовников, привнесших в армейскую среду элементы тюремной субкультуры.

Серьезное влияние на формирование дедовщины в вооруженных силах страны советов оказала реформа 1967 года: срок службы призывников был сокращен в армии до двух лет и до трех – на флоте. Новобранцы, прибывшие в войска по «сокращенке», вызывали ненависть у старослужащих. «Деды» принялись вымещать на них злобу, стараясь испортить жизнь рядовых абсурдными приказами и распоряжениями, да или просто поглумиться над несчастным.

Уменьшение срока службы совпало с демографическим провалом, вызванного последствиями войны. Из-за этого пополнять войска стали бывшими уголовниками. Все эти факторы привели к формированию дедовщины и связанных с ней ритуалов. Пожалуй, самые оригинальные из них возникли в дембельской среде.

Стодневка

«100 дней» – один из самых главных дней для старослужащих. «Деды» праздновали сто дней до выхода приказа министра обороны об увольнении военнослужащих-срочников. Как правило, приказ выходил в одно и то же время из года в год, поэтому солдаты легко могли вычислить дату нового.

С момента выхода приказал «дед» считался «дембелем», а значит переходил на высшую ступень неформальной армейской иерархии. Срок оставшейся службы при этом зависел от успехов солдата в боевой и политической подготовке, его заслуг и личных качеств. Лучшие, как правило, уходили в первой партии.

В «сто дней до приказа» любой уважающий себя старослужащий должен был брить голову «под ноль», то есть налысо. Также «деды» отдавали масло «молодым» (мол, на гражданке наедимся). Кроме того, в некоторых частях был распространен ритуал бросания мала в потолок.

С началом «стодневки» связан также ритуал «сигарета под подушкой». Каждое утро будущий «дембель» должен был находить под своей подушкой приятный сюрприз – сигарету. На ней специально назначенный для этой цели рядовой писал количество оставшихся до приказа дней. Высшим пилотажем считалось положить сигарету под подушку так, чтобы не разбудить старослужащего. Однако даже если такое случилось, то проступком не являлось. За выполнение ритуала будущие «дембеля» отдавали салагам масло.

А вот отсутствие сигареты считалось очень серьезным «косяком». За это «молодой» мог быть подвергнут серьезному наказанию.

Когда половина «стодневки» истекала, «деды» на один день менялись ролями с «молодыми». Последние становились полновластными хозяевами казармы, а старослужащие должны были исполнять все их приказы. Теоретически, «дедам» могли отдавать какие угодно команды, но каждый солдат помнил, что на следующий день все вернется на круги своя, а значит придется расплачиваться за излишнюю наглость и смелость.

Другой ритуал – «дембельские вопросы». Старослужащие задавали «молодым» самые разные вопросы: о размере ноги «дедов», про масло и, самое главное, – про выход приказа об увольнении. Рядовой должен был всегда помнить количество дней до этого события. Забывчивость солдата могла обернуться для него серьезными проблемами, ведь старослужащие рассматривали это как признак неуважения.

После выхода приказа о демобилизации, наступало время для «читки» – особо почетного ритуала зачитывания опубликованного в «Красной звезде» текста. На роль глашатая выбирался новобранец. Друг на друга ставились несколько табуреток, на них залезал солдат и садился на корточки. Необходимо было, чтобы его голова оказывалась прямо под потолком. Солдат во всеуслышание читал текст приказа, а после окончания один из «дедов» выдергивал нижнюю табуретку с криком «Вот и конец стодневке!». Затем новоиспеченные «дембеля» употребляли спиртное, которое кровь из носа должны были достать «молодые». С этого момента начинался последний и самый легкий этап срочной службы.

Это просто лафа, когда мы «дембеля»

Один из главных дембельских ритуалов – так называемая колыбельная. Исполнялась она солдатом-первогодкой после отбоя. В зависимости от рода войск содержание текста могло отличаться. Один из ее вариантов таков: «Масло съел – и день прошел, старшина домой ушел. Дембель стал на день короче, всем «дедам» спокойной ночи».

Другим популярным ритуалом был «дембельский поезд». Новобранцы играли массовку, а «дембеля» – пассажиров, которые едут домой. В процессе сего действа салаги раскачивают кровать старослужащего, создавая имитацию движущегося поезда. Для пущей убедительности стоящие рядом с кроватью «молодые» используют фонарик и ветки деревьев, изображая пролетающий за окном поезда пейзаж с лесами и полустанками.

Со скорым увольнением в запас связано и изменение приказа «рядовой, ко мне»: в дембельской среде он трансформировался в команду «Один!». Старослужащий громко отдает приказ, который должны услышать находящиеся рядом «молодые». После этого одному из новобранцев необходимо было очень быстро (в течение 1-3 секунд) подбежать к «дембелю» и представиться.

Смысл ритуала заключался в скорости его выполнения. Если рядовой исполнил приказ недостаточно быстро, он возвращается обратно, после чего «дембель» вновь давал аналогичную команду. В случае, если никто из солдат не спешил явиться к старослужащему по его команде, то наказать могли все подразделение.