29/03/18
Иван Кивелиди: идеальное убийство российского банкира в 1995 году

В 1995 году произошло первое в России убийство с применением сильнодействующего нервно-паралитического отравляющего вещества. По некоторым данным, это соединение было разработано в той же лаборатории, что и обсуждаемый сегодня газ «Новичок».

Убийство с подтекстом

Жертвой отравляющего вещества стал 46-летний российский финансист и предприниматель Иван Кивелиди, возглавлявший президиум объединения «Круглый стол бизнеса России». Эта структура занималась правами бизнесменов, выступая с резкой критикой осуществляемого со стороны силовых структур давления на бизнес и защищая коммерсантов от действий преступных сообществ.

Известно, что Кивелиди тесно взаимодействовал с представителями либеральных сил, в частности, финансировал предвыборную думскую кампанию Ирины Хакамады. Он первым в России обзавелся роскошным кадилаком, любил посещать казино. По мнению коллег, финансистом Кивелиди был посредственным, в последние годы он все больше времени уделял не бизнесу, а политике.

Эксперты предполагают, что Кивелиди возлагал большие надежды на выборы в Государственную Думу, которые должны были состоятся в декабре 1995 года. На следующий 1996 год намечались уже президентские выборы, об участии в них в качестве кандидатов задумывались сплотившиеся вокруг Кивелиди представители бизнес-элиты.

Смертоносный телефон

Кардинальное ухудшение здоровья Кивелиди произошло 1 августа 1995 года, когда он находился в своем служебном кабинете в Росбизнесбанке, размещавшемся на Мытной улице. Как позднее установило следствие, отравляющее вещество было нанесено на слуховое отверстие телефонной трубки. Бизнесмен получал дозу яда каждый раз, когда разговаривал по телефону: вибрирующая мембрана распространяла частицы вредоносного вещества, которые постепенно все в большем количестве через поры в коже проникали в его организм.

Впавший в кому Кивелиди был экстренно госпитализирован в Центральную клиническую больницу. У него наблюдалось резкое обострение всех хронических заболеваний и стремительная генерализация болезненного процесса по всему организму.

Были поставлены первоначальные диагнозы – «обострение почечнокаменной болезни» и «обширный инсульт». Однако через сутки с похожими симптомами в больницу была доставлена помощница бизнесмена Зара Исмаилова. Дело стало приобретать иной оборот.

Исмаилова умерла 2 августа, пред смертью успев сообщить, что с ней произошло то же, что и с шефом. Сам Кивелиди, не приходя в сознание, скончался 4 августа. Позднее с симптомами сильного отравления за медицинской помощью обратились сотрудники милиции, которые проводили обыск в кабинете Кивелиди. Двое из них не выжили. Еще через полтора месяца скончался патологоанатом, вскрывавший тело Кивелиди.

Загадочный газ

Предположение, что смерть Кивелиди связана не с заболеванием, а с отравлением, первым высказал сотрудник токсикологического центра, лично осматривавший тело жертвы. Версий, каким образом был отравлен Кивелиди, у следственных органов было несколько: через пищу, посредством бытовой химии и т.д.

Только после обнаружения следов токсичного соединения на телефонной трубке следователи узнали, что имеют дело с отравляющим веществом нервно-паралитического действия фосфорорганического происхождения. Однако сам яд долгое время идентифицировать не удавалось, пока один из привлеченных к следствию контрразведчиков не высказал гипотезу, что Кивелиди и его помощницу убили с помощью малой дозы боевого отравляющего вещества типа «VX».

Состав вещества, от которого скончался Кивелиди, общественности до сих пор неизвестен, хотя следствие располагает такой информацией. Прокурор Москвы Юрий Семин в интервью «Российской газете» в 2008 году заявлял, что он не имеет права разглашать название яда, которым убили Кивелиди, но подтвердил, что это аналог боевого отравляющего вещества.

В 2007 году в одной из саратовских газет появилась информация о том, что банкира убили ядом, которого никогда не было на вооружении российских войск: отравляющее вещество якобы изготовили на военно-химическом заводе в городе Шиханы Саратовской области. Согласно изданию, это было дело рук химиков, которых на создание и продажу опасного вещества подтолкнуло хроническое безденежье.

Отсроченное наказание

Генерал-майор Николай Емельянов, в прошлом заместитель заведующего отделом криминалистики Генпрокуратуры России, отмечал, что за несколько дней до трагедии Кивелиди провел заседание правления Росбизнесбанка, на котором выразил обеспокоенность тем, что кто-то из его команды подвел банк под криминальные структуры, одаривая их заведомо невозвратными кредитами.

По мнению следствия, этим человеком был член Совета директоров Росбизнесбанка, друг юности Кивелиди, уроженец Грузии Владимир Хуцишвили. Именно его и подозревали в совершении убийства. Однако через 30 дней после возбуждения уголовного дела следователи вынуждены были отпустить Хуцишвили, так как не нашли убедительных доказательств его вины.

Но в 2000-м Хуцишвили снова объявили в розыск. Теперь по заявлению его коллег, которые якобы имели доказательства получения банкиром ампулы с ядом. По словам адвоката Хуцишвили, все это было сделано под давлением силовиков. Подозреваемый не дожидаясь ареста, сбежал из страны.

Хуцишвили смогли арестовать только в 2006 году, когда он вернулся на родину, надеясь, что следственное дело уже прекращено. Свою вину он не признал, подчеркивая, что убийство не только не принесло ему дивидендов, но и лишило значительной части активов.

Процесс по делу Кивелиди проходил при закрытых дверях. Это объяснялось просто: суд не мог допустить раскрытия каких-либо подробностей об отравляющем веществе и о тех, кто его продал. По мнению адвоката, прокуратура пошла на такой шаг, чтобы защита не смогла добиться передачи дела суду присяжных.

В конечном итоге Владимир Хуцишвили был признан виновным в убийстве Кивелиди, а также в смерти по неосторожности Зары Исмаиловой и приговорен к девяти годам лишения свободы. В 2012 году вышел из тюрьмы в связи с условно досрочным освобождением.

Неразрешенный вопрос

Несмотря на то что дело уже давно закрыто, оно по-прежнему вызывает вопросы. По версии следствия, Хуцишвили зашел в кабинет Кивелиди, вскрыл ампулу с опаснейшим веществом и нанес его на трубку телефонного аппарата. Во время всего процесса убийца должен был или не дышать, или находиться в противогазе, чтобы пары яда не попали в легкие.

Первое практически исключено, а со второй версией – неувязка. В офис Хуцишвили заходил лишь с одним листком бумаги, что зафиксировали камеры наблюдения. Противогаз и объемные многослойные перчатки для работы с отравляющими веществами под тонкой летней одеждой было бы невозможно скрыть. Если все же допустить, что Хуцишвили орудовал с отравляющим веществом без защитных средств, то он вряд ли бы надолго пережил Кивелиди.