06/12/17
Из-за чего началась Крымская война

Крымская война 1853-1856 гг. называется также Восточной войной из-за так называемого «восточного вопроса», который официально послужил предлогом для начала военных действий. Что же такое «восточный вопрос», как его понимали в Европе в середине XIX века? Это совокупность претензий к турецким владениям, тянущаяся ещё со Средневековья, со времён Крестовых походов, на земли, связанные с древними святынями христианства. Первоначально под ними подразумевались только Палестина и Сирия. После захвата турками Константинополя и Балкан «восточным вопросом» стали именоваться планы европейских держав утвердить своё владычество над всеми землями бывшей Византии под предлогом «освобождения христиан».

В середине XIX века российский император Николай I намеренно обострил отношения с Турцией. Предлогом к этому послужила передача турецким правительством юрисдикции над некоторыми христианскими храмами в Иерусалиме католической миссии, находившейся под покровительством Франции. Для Николая это было нарушением давней традиции, согласно которой Турция признавала в российском самодержце покровителя всех христиан на её территории, а православное исповедание пользовалось там преимуществом перед прочими христианскими конфессиями.

Политика Николая I по отношению к Турции неоднократно менялась. В 1827 году русская эскадра совместно с англо-французской разгромила турецкий флот в Наваринской бухте под предлогом защиты восставших греков. Это событие послужило для Турции поводом для объявления России войны (1828-1829), оказавшейся в очередной раз успешной для русского оружия. По её итогам Греция получила независимость, а Сербия автономию. Но Николай I опасался распада Турции и в 1833 году пригрозил войной египетскому паше Мухаммеду-Али, если тот не прекратит движение своей армии на Стамбул. Благодаря этому Николай I сумел заключить с Турцией выгодный договор (в Ускяр-Инкелесси) о свободном плавании русских кораблей, включая военные, через Босфор и Дарданеллы.

Однако к 1850-м годам у Николая созрел план раздела Турции с другими державами. Прежде всего он попытался заинтересовать в этом Австрийскую империю, в 1849 году спасённую от распада русской армией, подавившей революцию в Венгрии, однако наткнулся на глухую стену. Тогда Николай I обратился к Англии. На встрече с послом Великобритании в Петербурге Гамильтоном Сеймуром в январе 1853 года царь высказал план раздела Османской империи. Молдавия, Валахия и Сербия переходили под протекторат России. Из балканских владений Турции выделялась Болгария, которая также должна была составить государство под протекторатом России. Англия получала Египет и остров Крит. Константинополь обращался в нейтральную зону.

Николай I был уверен, что его предложение встретит одобрение и участие Англии, но жестоко в этом просчитался. Его оценка международной обстановки накануне Крымской войны оказалась ошибочной, и в этом была повинна российская дипломатия, десятилетиями славшая царю успокоительные реляции о неизменном уважении, которым пользуется Россия на Западе. Российские послы в Лондоне (барон Ф.И. Бруннов), Париже (граф Н.Д. Киселёв), Вене (барон П.К. Мейендорф) и координировавший их из Петербурга министр иностранных дел граф К.В. Нессельроде умудрились не заметить сближения между Англией и Францией и растущей неприязни Австрии к России.

Николай I надеялся на соперничество между Англией и Францией. В тот период царь считал своим главным противником на Востоке, подстрекавшим Турцию к противодействию, Францию. Французский правитель Луи Бонапарт, в 1852 году провозгласивший себя императором под именем Наполеона III, мечтал свести счёты с Россией, и не только из-за своего знаменитого дяди, но и потому, что считал себя кровно обиженным русским царём, долго не признававшим его императорского титула. Интересы Англии на Ближнем Востоке сближали её с Францией в противовес намерениям России.

Тем не менее, будучи уверен в благожелательности или трусости западных держав, Николай I весной 1853 года отправил в Константинополь чрезвычайным послом князя А.С. Меньшикова с заданием вести переговоры о «святых местах» и привилегиях православной церкви в Турции с позиций силы. Меньшиков произвёл желаемый царём разрыв отношений с Турцией, и в июне того же года Николай I начал вводить русские войска в Молдавию и Валахию, бывшие под протекторатом Турции.

Со своей стороны, Франция и Англия, будучи уверены в своей силе, также искали повода к войне. Обеим державам совсем не улыбалось усиление позиций России на Востоке, и уступать ей влияние в расползающейся по швам Турции они вовсе не собирались. Английская дипломатия очень умело показывала вид, будто не желает обострения отношений с Россией. Между тем за кулисами британский посол в Константинополе Стретфорд-Ретклифф усиленно подстрекал Порту к неуступчивости Меньшикову на переговорах (что было, впрочем, легко). Когда же Англия, наконец, сбросила маску, Николай I понял всё, но было уже поздно.

Царь решил оккупировать Дунайские княжества для обеспечения своих требований к Турции, но, как и в 1827 году, не объявлял пока войны, предоставляя сделать это туркам (что и произошло в октябре 1853 года). Однако, в отличие от времён Наваринской битвы, положение теперь было совсем другое. Россия оказалась в международной изоляции. Англия и Франция сразу потребовали от России вывода войск из Дунайских княжеств. Венский двор всё больше склонялся к ультиматуму России о том же. Только Пруссия держалась нейтралитета.

Николай I с запозданием решил активизировать военные действия против Турции. Отказавшись ещё в самом начале от десантной операции под Константинополем, он отдал приказ войскам переправляться через Дунай и перенести войну в собственно Османскую империю (на территорию нынешней Болгарии). Одновременно русский Черноморский флот уничтожил турецкий на рейде Синопа и сжёг город. В ответ на это Англия и Франция ввели свои флоты в Чёрное море. 27 марта 1854 года они объявили России войну.

Главной причиной Крымской войны стало стремление великих европейских держав самоутвердиться за счёт дряхлеющей Османской империи и не дать сделать это соперникам. В этом отношении Россией, Англией и Францией двигали сходные мотивы. Англия и Франция сумели договориться об общих интересах, а России не удалось привлечь какого-то союзника. Неудачная внешнеполитическая комбинация для России, в которой для неё началась и протекла война, была обусловлена неадекватной оценкой её правящими кругами международной обстановки, а также сил и влияния России.