24/11/18
Как американцы просили Ленина продать им Камчатку

Многие до сих пор не готовы смириться с тем, что император Александр II продал американцам Аляску. Но мало кто знает, что представители США, пользуясь слабостью Советской России в первые годы после революции, собирались купить и Камчатку. Эта сделка, которая могла иметь огромные геополитические последствия, не состоялась по ряду причин.

Американцы на Камчатке

Американцы, начавшие активно осваивать северные воды Тихого океана после присоединения Аляски, нередко заплывали к камчатским берегам. В конце XIX века здесь хозяйничали иностранные браконьеры, в огромном количестве истреблявшие китов, котиков и каланов. В водах юго-западной части полуострова рыбаки из Калифорнии добывали треску. Камчатских моржей к началу ХХ века американские китобои уничтожили полностью.

Пользуясь ослаблением контроля царского правительства над окраинами, на Камчатку устремились и промышленники из США, снаряжавшие геологические экспедиции в стремлении найти новый Клондайк. Таким образом, о природных богатствах полуострова в Америке были хорошо осведомлены.

Инициатива Вандерлипа

В 1920 году Совет народных комиссаров в Москве получил письмо от американского бизнесмена Вашингтона Бейкера Вандерлипа, утверждавшего, что он действует от лица тогда еще кандидата в президенты Уоррена Гардинга (впоследствии победившего на выборах). Сославшись также на родство с одним из богатейших людей США банкиром Фрэнком Вандерлипом, автор письма обратился к Ленину с предложением продать Камчатку Соединённым Штатам, обосновывая это необходимостью совместных действий против Японии. Он подчеркнул, что предпочтительна именно продажа территории, а не сдача в аренду.

Предприниматель среднего уровня Вандерлип имел основания интересоваться отдалённым полуостровом. Будучи сотрудником «Восточной объединенной горнодобывающей компании», он ещё в конце XIX века участвовал в поисках золота на Камчатке. Это начинание оказалось провальным, однако Вандерлипу стало известно о нефтеносных полях на полуострове. О них он впоследствии рассказал Рокфеллеру, но магнат проектом не заинтересовался.

Вновь Камчатка оказался в поле зрения а после революции. К этому времени за его спиной стоял синдикат крупных бизнесменов из Лос-Анджелеса, а возможно, и американские политические деятели, которых он сумел убедить в выгодах освоения советского Дальнего Востока.

Внешнеполитическая ситуация

Чтобы понять, насколько реалистичным был план Вандерлипа, следует учитывать тогдашнюю внешнеполитическую ситуацию к востоку от Байкала. С 1920 по 1922 год здесь существовала юридически независимая Дальневосточная республика – буферное государство, официально признанное Москвой ввиду японской угрозы. Было заявлено демократическое и капиталистическое устройство этой страны.

На момент провозглашения ДВР в числе ее земель оказалась и Камчатка, где ранее существовала местная просоветская администрация. Создание ДВР предотвратило войну с Японской империей – у большевиков, занятых Польшей, не было возможности воевать на два фронта. Но Ленин всё-таки понимал, что полного контроля над территориями, где находятся японские войска, он не имеет. Поэтому от предложения Вандерлипа лидер большевиков не отмахнулся полностью.

Идея о продаже была отклонена. Однако на сдачу полуострова в концессию на 50 лет вождь мирового пролетариата согласился, объясняя это в том числе возможностью посеять рознь в капиталистическом мире. Согласно проекту договора, речь шла о разработке нефтяных месторождений и даже создании американской военно-морской базы в Авачинской бухте близ Петропавловска-Камчатского. Но события развивались стремительно.

Исход авантюры

В 1921 году в ДВР при поддержке японцев произошел белогвардейский переворот, распространившийся и на Камчатку (которая к тому времени юридически уже была передана обратно в РСФСР). Белые оставались в Петропавловске до осени 1922 года, и покинули его, эвакуировавшись на пароходах «Магнит» и «Сишан», после того, как японские войска ушли из Владивостока. Поскольку опасность прямого захвата земель восточным соседом миновала, разговоры о продаже Камчатки американцам вовсе потеряли смысл.

Концессионный проект также не осуществился. Несмотря на усилия Вандерлипа, правительство США отказалось на тот момент дипломатически признавать Советскую Россию. На слушаниях в сенате Уоррен Гардинг заявил, то никакого отношения к концессионным переговорам не имеет. Вандерлип попросил в Москве о продлении сроков подписания договора, но и в 1923 году ему не удалось убедить вашингтонских политиков. Документ так и остался лишь прожектом. Неудача бизнесмена, которому не хватило влиятельности, дала повод американским журналистам иронически окрестить его «ханом Камчатки».

Несмотря на такой исход, приходится признать, что в условиях нестабильности после Гражданской войны и политической раздробленности России Камчатка вполне могла стать «слабым звеном» и разделить участь Аляски. Потери для СССР в этом случае оказались бы неизмеримыми, поскольку огромный полуостров – ключ ко всей северной части Тихого океана.