18/06/17
Как англичане воевали во Второй мировой

Итоги участия Великобритании во Второй мировой войне были неоднозначными. Страна сохранила свою независимость и внесла заметный вклад в победу над фашизмом, в то же время она утратила роль мирового лидера и вплотную приблизилась к потере колониального статуса.

Политические игры

Британская военная историография часто любит напоминать, что пакт Молотова-Риббентропа 1939 года фактически развязал руки германской военной машине. При этом на туманном Альбионе обходят стороной Мюнхенское соглашение, подписанное Англией совместно с Францией, Италией и Германией годом раньше. Результатом этого сговора стал раздел Чехословакии, который, по мнению многих исследователей, и был прелюдией ко Второй мировой войне.

30 сентября 1938 года в Мюнхене Великобритания и Германия подписали еще одно соглашение – декларацию о взаимном ненападении - что явилось кульминацией английской «политики умиротворения». Гитлеру довольно легко удалось убедить британского премьера Артура Чемберлена, что Мюнхенские договоренности будут гарантией безопасности в Европе.

Историки считают, что Британия возлагала большие надежды на дипломатию, с помощью которой рассчитывала перестроить испытывающую кризис Версальскую систему, хотя уже в 1938 году многие политики предостерегали миротворцев: «Уступки Германии лишь подстегнут агрессора!»

Чемберлен, вернувшись в Лондон, у трапа самолета произнес: «Я привез мир нашему поколению», на что Уинстон Черчилль, в то время парламентарий, пророчески заметил: «Англии был предложен выбор между войной и бесчестием. Она выбрала бесчестие и получит войну».

«Странная война»

1 сентября 1939 года Германия вторглась в Польшу. В тот же день правительство Чемберлена направляет Берлину ноту протеста, а 3 сентября Великобритания как гарант независимости Польши объявляют Германии войну. В течение последующих десяти дней к ней присоединяется все Британское Содружество.

К середине октября англичане переправляют на континент четыре дивизии и занимают позиции вдоль франко-бельгийской границы. Оданко участок между городами Мольд и Байель, являющийся продолжением линии Мажино, находился далеко от эпицентра военных действий. Здесь союзниками было создано более 40 аэродромов, но вместо бомбардировок германских позиций английская авиации занялась разбрасыванием агитационных листовок, взывающих к нравственности немцев.

В последующие месяцы во Францию прибывают еще шесть британских дивизий, но к активным действиям ни англичане, ни французы приступать не спешат. Так велась «странная война». Руководитель британского Генштаба Эдмунд Айронсайд следующим образом охарактеризовал ситуацию: «Пассивное ожидание со всеми волнениями и тревогами, которые из этого вытекают».

Французский писатель Ролан Доржелес вспоминал, как союзники спокойно наблюдали за перемещением немецких поездов с боеприпасами: «Очевидно, главная забота высшего командования заключалась в том, чтобы не беспокоить противника».

Историки не сомневаются, что «странная война» объясняется выжидательной позицией союзников. И Великобритания, и Франция должны были понять, куда обратится германская агрессия после захвата Польши. Не исключено, что если бы вермахт после Польской кампании сразу начал вторжение в СССР, то союзники могли поддержать Гитлера.

Чудо у Дюнкерка

10 мая 1940 года согласно плану «Гельб» Германия начала вторжение в Голландию, Бельгию и Францию. Политические игры закончились. Вступивший в должность премьера Соединенного Королевства Черчилль трезво оценил силы противника. Как только немецкие войска взяли контроль над Булонью и Кале, он принял решение эвакуировать оказавшиеся в котле под Дюнкерком части британского экспедиционного корпуса, а вместе с ними остатки французских и бельгийских дивизий. 693 английских и около 250 французских кораблей под командованием английского контр-адмирала Бертрама Рамсея планировали переправить через Ла-Манш около 350 000 солдат коалиции.

Военные эксперты слабо верили в успех операции под звучным называнием «Динамо». Передовой отряд 19-го танкового корпуса под командованием генерал-полковника немецких войск Гейнца Гудериана находился в считаных километрах от Дюнкерка и при желании без труда мог разгромить деморализованных союзников. Но случилось чудо: 337 131 солдат, большинство из которых были англичанами, практически без помех добрались до противоположного берега.

Гитлер неожиданно для всех остановил наступление немецких войск. Гудериан назвал это решение чисто политическим. Историки разошлись в оценке спорного эпизода войны. Кто-то считает, что фюрер хотел поберечь силы, но кто-то уверен в тайной договоренности между британским и германским правительствами.

Так или иначе, после Дюнкеркской катастрофы Британия оставалась единственной страной избежавшей полного поражения и способной противостоять, казалось бы, непобедимой немецкой машине. 10 июня 1940 года положение Англии стало угрожающим, когда на стороне нацистской Германии в войну вступила фашистская Италия.

Битва за Англию

Планы Германии по принуждению Великобритании к капитуляции никто не отменил. В июле 1940 года массированной бомбардировке германских ВВС подверглись прибрежные конвои и морские базы Британии. В августе люфтваффе переключились на аэродромы и авиационные заводы.

24 августа немецкая авиация нанесла первый бомбовый удар по центру Лондона. По некоторому мнению, ошибочно. Ответная атака не заставила себя ждать. Через сутки к Берлину вылетел 81 бомбардировщик британских ВВС. До цели добрались не более десятка, однако и этого хватило, чтобы привести Гитлера в ярость. На совещании немецкого командования в Голландии было решено всю мощь люфтваффе обрушить на Британские острова.

В течение нескольких недель небо над британскими городами превратилось в кипящий котел. Досталось Бирмингему, Ливерпулю, Бристолю, Кардиффу, Ковентри, Белфасту. За весь август погибли не менее тысячи британских граждан. Однако с середины сентября интенсивность бомбардировок стала снижаться в связи с эффективным противодействием британской истребительной авиации.

Битву за Англию лучше характеризуют цифры. Всего в воздушных сражениях были задействованы 2913 самолетов британских ВВС и 4549 машин люфтваффе. Потери сторон историками оцениваются в 1547 сбитых истребителей королевских ВВС и 1887 немецких самолетов.

Владычица морей

Известно, что после результативной бомбардировки Англии Гитлер намеревался начать операцию «Морской лев» по вторжению на Британские острова. Однако желаемого превосходства в воздухе достигнуто не было. В свою очередь, военное командование рейха скептически отнеслось к десантной операции. По мнению немецких генералов, сила германской армии заключалась именно на суше, а не на море.

Военные эксперты были уверены, что сухопутная армия Британии была ничем не сильнее сломленных Вооруженных сил Франции и у Германии были все шансы взять верх над войсками Соединенного Королевства в наземной операции. Английский военный историк Лиддел Гарт отмечал, что Англии удалось удержаться только за счет водной преграды.

В Берлине осознавали, что немецкий флот заметно уступал английскому. К примеру, ВМС Британии к началу войны имели семь действующих авианосцев и еще шесть на стапеле, тогда как Германия так и не смогла оснастить хотя бы один свой авианосец. В морских просторах наличие палубной авиации могло предрешить исход любого сражения.

Немецкий подводный флот смог нанести серьезный урон только торговым судам Британии. Однако, потопив при поддержке США 783 немецкие подлодки, британские ВМС выиграли битву за Атлантику. Вплоть до февраля 1942 года фюрер надеялся покорить Англию с моря, пока командующий Кригсмарине (германские ВМС) адмирал Эрих Редер окончательно не убедил его оставить эту затею.

Колониальные интересы

Еще в начале 1939 года комитет начальников штабов Великобритании и одной из важнейших стратегических задач признал защиту Египта с его Суэцким каналом. Отсюда особое внимание Вооруженных сил Королевства к Средиземноморскому театру военных действий.

К сожалению, воевать англичанам пришлось не на море, а в пустыне. Май-июнь 1942 года обернулся для Англии, по словам историков, «позорным поражением» под Тобруком от африканского корпуса Эрвина Роммеля. И это при двукратном превосходстве британцев в силе и технике!

Переломить ход Североафриканской кампании англичане смогли лишь в октябре 1942 года в битве у Эль-Аламейна. Снова имея значительный перевес (к примеру, в авиации 1200:120), британский экспедиционный корпус генерала Монтгомери сумел разгромить группировку из 4 немецких и 8 итальянских дивизий под командованием Роммеля.

Черчилль по поводу этого сражения заметил: «До Эль-Аламейна мы не одержали ни одной победы. После Эль-Аламейна мы не понесли ни одного поражения». К маю 1943 британские и американские войска заставили капитулировать 250-тысячную итало-германскую группировку в Тунисе, что открывало путь союзникам в Италию. В Северной Африке англичане потеряли около 220 тысяч солдат и офицеров.

И снова Европа

6 июня 1944 года с открытием Второго фронта британским войскам представилась возможность реабилитироваться за постыдное бегство с континента четыре года назад. Общее руководство союзными сухопутными войсками было возложено на опытного Монтгомери. Тотальное превосходство союзников уже к концу августа подавило сопротивление немцев во Франции.

В ином ключе разворачивались события в декабре 1944 года под Арденнами, когда немецкая бронетанковая группировка буквально продавила рубежи американских войск. В арденнской мясорубке армия США потеряла свыше 19 тысяч солдат, британцы - не более двухсот.

Подобное соотношение потерь привело в стане союзников к разногласиям. Американские генералы Брэдли и Паттон угрожали уйти в отставку, если Монтгомери не оставит руководство армией. Самоуверенное заявление Монтгомери на пресс-конференции 7 января 1945 года, что именно британские войска спасли американцев от перспективы окружения, поставили под угрозу проведение дальнейшей совместной операции. Только благодаря вмешательству главнокомандующего союзными силами Дуайта Эйзенхауэра конфликт был улажен.

К концу 1944 года Советский Союз освободил значительную часть Балканского полуострова, что вызвало в Британии серьезную обеспокоенность. Черчилль, не желавший терять контроль над важным Средиземноморским регионом, предложил Сталину раздел сферы влияний, в результате чего Москве досталась Румыния, Лондону – Греция.

Фактически с молчаливого согласия СССР и США Великобритания подавила сопротивление греческих коммунистических сил и 11 января 1945 года установила полный контроль над Аттикой. Именно тогда на горизонте британской внешней политики отчетливо замаячил новый противник. «В моих глазах советская угроза уже заменила нацистского врага», – вспоминал Черчилль в мемуарах.

Согласно 12-томной «Истории Второй мировой войны» Великобритания вместе с колониями потеряла во Второй мировой войне 450 000 человек. Расходы Британии на ведение войны составили более половины иностранных капиталовложений, внешний долг Королевства к концу войны достиг 3 миллиардов фунтов стерлингов. Со всеми долгами Великобритания рассчиталась только к 2006 году.