29/07/18
Как большевики предали Махно

Рассказываем о том, как бесчестно поступили большевики с украинскими анархистами и батькой Махно.

Выбор из двух зол

Коммунистов Махно не взлюбил еще до Октябрьской революции. Как любой последовательный анархист, он скептически относился к самой идее политических партий, которые ведут "грязную картежную борьбу за власть". Но левый фланг — эсеры, меньшевики, большевики, виделись Махно вынужденными союзниками.

После Октября украинские большевики начали аресты своих оппонентов с левого фланга. Махно воспротивился этим большевистским репрессиям, и вместе с оставшимися левыми эсерами ушел в оппозицию. Наверное, если бы этот конфликт развился, Махно все осознал бы еще тогда — но у Гуляйпольского рабочего самоуправления образовались куда более крупные проблемы. В начале 1918 года войска Украинской Державы, поддержанные немецкими и австрийскими оккупантами, заняли Екатеринославль (Днепр, раннее известный как Днепропетровск). Войска Махно отступили в Таганрог, а сам он уехал в Москву, чтобы просить у советского правительства помощи в борьбе с оккупантами.

Там его тепло встретили В. Ленин и Я. Свердлов. Понять его можно — положение отчаянное, на его родине хозяйничают немцы и украинские националисты, а красная Москва готова оказать посильную помощь. Махно выбирает меньшее зло: как бы плохо он не относился к насильственным методам большевиков, все же союз с ними был для него более приемлем, чем с националистами, которых он всей душой ненавидел.

Борьба вместе

Летом 1918 года Махно прибывает в Харьков и формирует партизанский отряд. Его борьба феноменально успешна — вскоре ему удается сколотить приличную армию из партизан Южной Украины, силами которой удается освободить родное Гуляйполе и окрестности к концу года.

Но это были лишь тактические успехи. В начале 1919 года на Донбасс начинает наступление Антон Деникин, а в Киеве садится новый хозяин — гетман Петлюра, который тоже желает вернуть себе южные земли. Махно нужна помощь, поэтому 12 февраля 1919 года на Съезде Советов Гуляйпольского района он произносит такие слова:

«Если товарищи большевики идут из Великороссии на Украину помочь нам в тяжёлой борьбе с контрреволюцией, мы должны сказать им: «Добро пожаловать, дорогие друзья!» Если они идут сюда с целью монополизировать Украину, мы скажем им: «Руки прочь!»

Так и получилось. В феврале Махно заключил договор с украинской Красной Армией о том, что его отряд войдет в состав 1-го Украинского фронта, а территории под властью Махно войдут в состав РСФСР на правах автономии. Махно и коммунисты помогли друг другу отбить атаки и деникинцев, и петлюровцев.

Но Махно, по-видимому, сознавал, что большевики хотят уничтожить вольницу. Поэтому после первых удачных совместных военных действий, он стал спорить с красными, не исполнял их приказы и при этом укреплял вольницу. Не допускал он и установления советской власти на подвластных ему территориях, стараясь везде, где было возможно, отстаивать анархические принципы устройства жизни, не давая их заменить "пролетарской диктатурой". Летом 1919 года все это дошло до прямых нападений анархистских отрядов на части Красной Армии.

Предательство

Еще 6 июня Лев Троцкий своим приказом ликвидировал автономию Махновкой вольницы, но на деле советские войска и махновцы продолжали тактическое сотрудничество. 1 сентября Махно наконец-то объявил о создании своей собственной Революционной повстанческой армии и крестьянской Анархической республики, в которой нет места диктатуре пролетариата, а главным организационным органом является вольный, самоуправляющийся совет.

Вскоре на юге России возникла новая белая сила — армия Петра Врангеля. Коммунисты, для которых Махно был уже вне закона, вынуждены были вновь просить помощи у вольной армии. Махно прекрасно понимал, зачем он нужен большевикам. Но в нем, по-видимому, теплилась надежда, что победив Врангеля, он сможет одолеть и красных, так же, как он уже одолел немцев, денинкинцев и украинских державников. К тому же он видел, что украинские крестьяне и рабочие его любят, а большевиков не жалуют.

Осенью 1920 года, после одной из выигранных левым альянсом битв с Врангелем, большевики просто окружили 2,5 тысячный отряд махновцев и стали методично расстреливать из пулеметов тех, с кем они только что сражались бок о бок. А в начале 1921 года большевики организовали уже настоящую боевую операцию против Гуляйпольской республики. Простые солдаты, многие из которых знали и уважали Махно (он всегда был близок и понятен простому народу), искренне недоумевали, зачем все это нужно, и сражались неохотно. Но сражались, потому что за их спиной стояли комиссары. В тот момент Махно уже было нечего противопоставить многократно возросшей силе коммунистов, поэтому он бежал за границу.